На главную
Реклама
Главная » Статьи » Благое дело » БОЛЬШАЯ РАБОТА — ДАРИТЬ НАДЕЖДУ ДЕТЯМ

БОЛЬШАЯ РАБОТА — ДАРИТЬ НАДЕЖДУ ДЕТЯМ



Людмила Костюкова,
фото автора


В этой службе нельзя быть черствым, духовно бедным, безразличным к чужой беде. Пяти женщинам в силу своих служебных обязанностей приходится профессионально спасать детство маленьким гражданам, оставшимся без попечения родителей, защищать их права и интересы. На сегодняшний день у отдела опеки и попечительства большая «семья» — на учете 331 опекаемый ребенок, 109 усыновленных, 14 приемных детей, живущих в семьях, и 373 воспитанника — в государственных учреждениях. Всего 827! Вот уже почти двадцать лет ищет им мам и пап руководитель отдела Татьяна Дмитриева.

— Татьяна Васильевна, с января 2008 года ваша служба стала федеральной. Кому смена «вывески» принесла лучшую жизнь — вам, вашим подопечным, городу?
— Не могу сказать, стало лучше или хуже. Главное — мы не остались один на один со своими проблемами. Продолжаем работать в тесном контакте со всеми службами администрации Артемовского городского округа, с отделом соцзащиты, образовательными учреждениями. Нашим подопечным нужна помощь в получении образования, медицинских и социальных услуг, никто нам в этом не отказывает. Единственное изменение — нас в коллективе стало пять человек вместо трех, как раньше. Все специалисты с педагогическим образованием. Один получает второе высшее образование — юридическое. И все равно сил на такую «семью» не хватает.
— Брать на себя ответственность — защиту маленьких граждан — дело очень серьезное. Глупо, наверное, спрашивать у вас, не болит ли душа при виде нового ребенка, оставленного на попечение государства?
— К этому невозможно привыкнуть, настолько это противоестественно — имея родителей, воспитываться в сиротском учреждении.
— Как и где вы их находите?
— Чаще всего поступают сигналы от родственников, приходит информация от образовательных учреждений, органов внутренних дел, от работников роддома, когда мама отказывается от ребенка. И мы должны принять меры для его устройства. Бывает, хоть и редко,когда сами дети в возрасте 15-16 лет приходят к нам за помощью, чтобы составить иск на лишение родительских прав своих же самых близких людей. В первые годы моей работы ничего подобного не происходило.
— Неужели такие мамы-кукушки, подбросив государству своих чад, больше о них не вспоминают?
— На протяжении, наверное, лет десяти не было случая, чтобы мама восстановила свои родительские права, или такое случалось очень редко. Но в последние годы появилась иная тенденция. В прошлом году трое родителей восстановились в родительских правах и забрали детей из детских учреждений. Возвращаются в семьи дети и тех родителей, которые какое-то время находились в местах лишения свободы, но не были лишены родительских прав. Однако находятся такие, кто, отбыв срок, забывает, что у них есть ребенок.
— Интернет пестрит сообщениями о том, что опекуны не справляются с обязанностями по воспитанию детей, издеваются над ними.
— Для Артема такие случаи единичны. Не стану скрывать, поступали сигналы, когда опекун был замечен в употреблении спиртных напитков, или девочка находилась под опекой, но жила с мамой, лишенной родительских прав. Только в прошлом году мы не отстраняли опекунов из-за ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, а вот в 2008 -2010 годах мы привлекали опекунов даже к уголовной ответственности. Страшно, когда ребенок, потерявший родителей и нашедший семью, вновь ее теряет, и мы вынуждены возвращать его в детские учреждения. Бывает, не только родственники, но и граждане, оформившие опеку, не справляются с возложенной ношей. У нас так распалась одна приемная семья. Семейная пара, имеющая и своих детей, взяла двух малышей из детского дома, сначала от одного отказалась, потом и от другого. Дети вернулись в детский дом.
— Воспитывать своих детей непросто, а чужих трудно вдвойне. Они не знали, за что берутся?
— Перед передачей детей опекунам или усыновителям мы всегда рассказываем об особенностях этих детей. Они потеряли родителей — это уже психологическая травма, а детдом — не семья, каким бы хорошим он ни был. Детям нужно адаптироваться к жизни в условиях новой семьи. Не нужно их торопить и огорчаться, когда что-то не получается. Сейчас действует новое правило: граждане не могут взять ребенка в семью, пока не пройдут специальную подготовку. У иностранных усыновителей это обязательное условие действует уже давно, в России оно станет таким же значимым только с 1 сентября нынешнего года.
— Иностранцы по-прежнему могут брать детей на воспитание?
— У них есть право только усыновить ребенка, по российскому законодательству это самая приоритетная форма устройства несовершеннолетнего. Раньше иностранное усыновление было преимущественным, в российские семьи очень мало передавалось детей, даже под опеку. А вот сейчас цифры совсем иные. Из учреждений детей-сирот в 2011 году 44 ребенка были переданы в семьи: в российские — 23, в иностранные — 21.
— Участившиеся случаи избиения приемных детей за границей, о которых сообщали СМИ, привели к каким-нибудь изменениям в условия усыновления?
— Нет, документы остались те же.
— Они действительно усыновляют детей, которых, как говорят, в России бы не взяли?
— Дело в том, что сегодня нет абсолютно здоровых детей, к тому же чаще всего именно в неблагополучных семьях родителей лишают прав на ребенка. Поэтому сказать, что берут они только больных, а российские — здоровых, не имею оснований.
— Какая прогрессия по числу опекаемых детей наблюдается у нас в Артеме?
— В последние годы из общего числа выявленных детей под опеку уходит только одна треть. В 2008 году на учете стояло 337 детей, в 2009 году наблюдался спад, потому что было принято постановление правительства, где четко определен перечень документов, необходимых гражданину, пожелавшему стать опекуном. Требования стали более жесткими. В 2010-м показатели снова поползли вверх — 339 опекаемых. На сегодняшний день у нас 331 ребенок находится под опекой, больше стало приемных семей. В 2008-м создано 5 семей, в них воспитывалось 8 детей, в 2009-м — 4 семьи, где 6 детей, одна семья распалась, сегодня — 10 семей и 14 детей.
— Это связано с тем, что увеличилось денежное довольствие на ребенка?
— Оно не увеличилось — 4800 рублей в месяц на одного ребенка получает человек, взявший смелость растить чужого как своего, и вознаграждение в размере 11 тысяч, которое получают приемные родители. Если дети — сироты и получают пенсию по потере кормильца, эта сумма будет больше. Но сирот значительно меньше (из 331 опекаемого всего 86 сирот), в основном, мы работаем с детьми, у которых все-таки есть родители, они лишены родительских прав, и взыскать с них алименты очень трудно. Поэтому многие семьи оказываются только на государственном пособии.
— Смешная сумма. Значит, у нашего народа не перевелись добрые чувства.
— Давайте и поговорим о хорошем. На радио России есть проект «Детский вопрос», в рамках которого действует программа «Поезд надежды». Этот поезд приезжал в марте в Приморье, его благородные пассажиры — потенциальные усыновители — посетили наши детские учреждения, двоих детей взяли в семьи: один ребенок уехал в Москву, другой — в Брянскую область. Когда они приезжают, то знакомятся с детьми, фотографируют их и размещают снимки в российских СМИ. Артемовских детей из детского дома увидела вся страна в «Комсомольской правде», и вот одна девочка на прошлой неделе уехала к новым родителям в Сочи, а по поводу мальчика пока ведутся переговоры. Есть звонки из Владикавказа, Новосибирска, Петербурга.
— Вы следите за дальнейшей судьбой детей, взятых в семьи?
— Конечно, мы наблюдаем за ними до 18 лет. Два раза в год идут плановые проверки условий жизни как опекаемых, так и приемных детей. Усыновленных мы отслеживаем первые три года.
— В каком возрасте чаще всего забирают детей?
— Дошкольников. Единственная причина, почему маленький ребенок может не обрести семью, это когда у него есть братья и сестры, а разъединять их мы не можем, если они друг друга знают и находятся в одном учреждении. Нескольким детям сразу труднее найти опекуна. У детей школьного возраста шансов на усыновление маловато. Таких случаев давно не было, но в прошлом году у нас взяли в семью именно школьников. Данный факт очень радует.
— В ваши обязанности входит и решение жилищных вопросов маленьких граждан. Удается ли во время спада темпов строительства жилья решать данную проблему?
— До 2007 года мы вели свой учет, сколько детей ушло под опеку, сколько — в учреждения, у которых не было своего жилья. На учет в жилищных отделах их ставили только при достижении 18 лет. Естественно, было много жалоб. В 2007 году был принят закон Приморского края по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот, и теперь мы знаем, как действовать. Остался ребенок без попечения родителей, нет у него родительского жилья, мы сегодня его можем поставить на учет.
— Поставили и что?
— Если десятилетиями дети, нуждающиеся в жилье, им не обеспечивались, то разве можно эту массу людей за один раз расселить. Но у нас в Артеме ситуация иная, чем в других муниципальных образованиях. Город потихоньку строится. В 2010 году 14 квартир было передано сиротам, в 2011 году — 14 квартир в новом доме на Норильской, 10 и 5 — на рынке вторичного жилья. В текущем году уже две девочки получили свидетельства на приобретение жилья.

Автор: Людмила Костюкова
Дата публикации материала: 1.06.2012

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки