На главную
Реклама
Главная » Статьи » Никто не забыт » Военный дневник Фротера

Военный дневник Фротера

Память о поколении, пережившем Великую Отечественную войну, бережно хранится, прежде всего, в семьях. И отрадно то, что эстафету памяти подхватили внуки и правнуки. Юлия Чувашова учится в школе №33. Она с помощью своей семьи и учителей школы собрала достойный внимания материал о своём прадедушке, участнике Великой Отечественной войны, зенитчике, командире батареи, командире дивизиона Иване Ильиче Фротере.

 

Память о прошлом

«Мы в школе изучаем события, произошедшие в нашей стране, но они остаются сухими цифрами и фактами, а оживают только в воспоминаниях их участников, — написала в своей работе Юля. — У моего поколения нет возможности лично встретиться с фронтовиками, услышать рассказы из первых уст. Со временем появляются другие интерпретации событий, где умаляется роль нашего народа в победе над фашизмом, примеры равнодушия к прошлому, осквернения памятников. Это препятствует правильному пониманию истории своей страны, ослабляет связь между поколениями. Поэтому очень важно сохранять память о прошлом».

В основу исследования Юли легли бесценные дневники прадедушки, бережно сохранённые в семейном архиве, его письма, вырезки из газет, многочисленные награды. Биография Ивана Ильича не только впечатляет событиями, но и связана непосредственно с Артёмом и Приморским краем.

 

Вехи биографии

Иван Фротер родился 22 июня 1915 г. в городе Умань на Украине. В возрасте 20 лет выбрал военную профессию. По окончании Одесского артиллерийского училища был направлен в г. Николаев заместителем командира батареи. Там его и застала война. Первым его военным назначением был Черноморский флот, где он прошёл путь от командира батареи до командира отдельного дивизиона. После окончания войны Иван Ильич был распределён на Тихоокеанский флот помощником начальника штаба оперативного отряда. В 1947-1948 гг. он занимал должность заместителя командира дивизиона в г. Владивосток (бухта Улисс), а с 1950 г. был командиром дивизии в г. Находка. В 1953 г. Иван Фротер работал на ст. Угловая, а в 1955-1959 гг. в гарнизоне села Кневичи.

 

Война глазами очевидца

Иван с самого начала войны вёл дневник, где описывал боевые будни своей зенитной батареи, бои. Текст сопровождал схемами, которые выполнял сам, от руки. Дневник начинается посвящением: «Детям, внукам и правнукам. Чтоб вам никогда не пришлось писать такой дневник… И не забывайте отца, дедушку и прадедушку…..». В его дневнике есть запись о начале войны.

 

В ночь на 22 июня 1941 г.

«Закончив все служебные дела, мы с командиром 3-го орудия Дитяйкиным Василием Ильичом на батарейном командном пункте очень долго играли в шахматы. А тишина удивительная, никаких телефонных звонков, никаких донесений постов. Когда на часах было уже около часа ночи, мы изрядно устали от шахматной игры, так и не добившись перевеса в какую-либо сторону. Легли спать. Примерно в 1 час 30 минут дежурный телефонист разбудил меня и сообщил, что объявлена оперативная готовность №1. По оперативной готовности №1 на батарее нужно было немедленно выполнить ряд мероприятий… Личный состав должен быть в 45 сек. готовности к открытию огня… Я дал команду оставаться на своих местах, а сам начал выяснять: проводить ли остальные мероприятия. Оперативный дежурный ответил: подождите, выясню. Через некоторое время позвонил командир дивизии, спросил, что делается на батарее? Я ответил: «Стоим на готовности №1». Около 2 часов ночи стали поступать донесения постов: группы немецких самолётов пролетают над Бельцами, над Кишинёвом и т.д. Мы принимаем за учение, но странно, почему передачи поступают фактически, …какое-то особое учение. Стало тревожно… Где-то в 2.15-2.30 с КП дивизиона передают: немецкие самолёты бомбят Севастополь, зенитная артиллерия Севастополя открыла огонь. Наконец-то поступило распоряжение выполнять все мероприятия по оперативной готовности №1. Стало понятно, что это война, но какая она?… Батарея стояла у самой кромки аэродрома, где дислоцируется истребительный полк, вооружённый самолётами И-16. Начиная примерно с 3-х часов ночи слышу на аэродроме непрерывный шум моторов, но самолёты не взлетают, вижу, самолёты рассредоточиваются. В 5.00 иду к лётчикам узнать что-нибудь у них, встречаюсь с командиром эскадрильи капитаном Кудишовым. Он столько же осведомлён, как и я, но вести говорит для меня новые: «Румыны с помощью немцев решили отобрать Бессарабию, перешли границу. Ну, будет им Бессарабия, мы им дадим!» … Посты непрерывно передают донесения о массовых полётах немецкой авиации над нашей территорией. Было также сообщено, что Севастополь, Одесса, Кишинёв и ряд других пунктов подвергались нападению с воздуха… Всё время в готовности №1, устал, чувствую, что надо бы дать немного отдохнуть, возможно, придётся уже сегодня отражать налёты на Николаев и, может быть, не один…

Так наступило утро 22 июня. Чудесная погода, очень тихо, на аэродроме давно уже заглушены моторы, наведена маскировка. Все закрыто сетями и свежей травой… Батарея стоит на опушке абрикосового сада. Деревья, хотя ещё молодые, но на них обилие в этом году абрикосов, они ещё не спелые. На деревьях на разные лады поют птицы, их многоголосный хор мы слушаем с большим удовольствием. Так закончилась эта тревожная ночь».

 

22 июня 1941 г.

«В 10.00 позвонила жена, она слушала декларацию Гитлера на русском языке и сообщила мне, что война, а в 12.00 после выступления по радио т. Молотова нам стало все ясно».

 

24 июля 1941 г.

«Месяц идёт война… Немецкие войска все дальше и дальше продвигаются вглубь нашей территории, занято много наших городов…. Немцы под Одессой. Одесса эвакуируется…

Пока в Николаеве спокойно. За месяц войны батарея провела десятка два стрельб, главным образом по разведчикам на больших высотах и по самолётам, возвращающимся с задания стороной от Николаева. В зону огня они почти не заходят, иногда по ним возможно произвести один — два залпа. Сбить самолёт очень сложно, но все же один разведчик нами уже сбит, и лётчик, спустившийся на парашюте, взят в плен».

 

11 августа 1941 г.

«Батареей сбит первый самолёт Ю-18, загорелся и упал в окрестностях Херсона».

 

13 августа 1941 г.

«Получил донесение от начальника гарнизона, что на Херсон движутся немецкие танки, наших войск нет, никакой обороны Херсона нет. Огромные противотанковые рвы, целая сеть окопов, вырытых населением Херсона…. Занимаем позицию на окраине города, где проходит дорога Николаев-Херсон… Этот большой украинский шляхт забит людьми, коровами, комбайнами… машины с ранеными… всё движется на восток… весь этот поток непрерывно штурмуют и расстреливают Ме-109. Укрыться им негде, ни кустика, ни оврага».

 

Всего записей в дневнике немного, не до того было. Но каждая строка — это живое свидетельство того, как всё было на самом деле, не изуродованное ни чьей пропагандой. Именно так воспринимали события их участники, и именно так оно и было на самом деле. Спасибо тем ребятам, их родственникам и учителям, которые бережно собирают такие свидетельства, сохраняют их, делают достоянием общественности, ведь только так мы сможем сохранить свою историю и свою страну.

 

Фото из архива семьи.

Автор: Светлана Мельникова
Дата публикации материала: 27.03.2015

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки