На главную
Реклама
Главная » Статьи » Дорога к храму » Семейное предание

Семейное предание

Эту историю рассказали члены семьи священнослужителя  Якова Шихалеева, уроженца села Шихалеевка Марийской Автономной Республики. Годы его жизни: 17.01.1904-23.07.1982. Где-то в 1935-1936 г. родители Якова вместе с младшими детьми решили переселиться на Дальний Восток. С ними поехал и Яков с молодой женой. В Приморье поселились в Артеме на улице Волочаевской. Позже семья построила дом на Северной. Яков пошел работать на шахту 3-ц…

Эта, казалось бы, ничем не примечательная история продолжилась весьма неординарно: в середине 50-х годов прошлого столетия Яков Шихалеев круто поменял свою жизнь, посвятив её служению Господу. Вот что рассказывает о нем одна из внучек:

«Наш дедушка был необыкновенно добрым человеком. Он из семьи, в которой православная традиция  поддерживалась всегда. Все члены его семьи крещеные, сам он венчан с бабушкой в молодые годы, крестил и всех своих детей — их у него было четверо: три дочери и сын. Одна из дочерей Евгения — моя мама. То, что он пошел служить в церковь, было закономерно, продиктовано всей его жизнью. Из родных мест семья привезла на Дальний Восток семейные реликвии — старинные иконы, которые после смерти дедушки моя тетя Ульяна Яковлевна передала в уссурийский храм.

Я затрудняюсь точно сказать, был ли дедушка священником или только дьяконом, но люди звали его «отец дьякон». И одновременно я хорошо помню, что он крестил в Артеме детей, отпевал усопших. Много читал, выписывал журналы Московской Патриархии. Его многие знали и любили. Он шел к каждому по первому зову. И не только для того, чтобы покрестить или отпеть, а просто помочь — в огороде ли, по хозяйству. Особенно пожилым людям, которые уже не могли управиться без посторонней помощи. Он просто мог, проходя мимо, заглянуть в любой двор и предложить свою помощь. И она принималась. Такой он был человек.

И еще у него был певческий талант. Пел на двух клиросах — в деревянной, в то время единственной,  церкви во Владивостоке на Первой речке и в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Уссурийске. Не знаю, почему, но постоянно ездил то в один храм, то в другой. Хорошо знал второго священника уссурийского храма отца Германа. И все немногочисленное священство того времени к нему относилось по-доброму. В этом мы убедились, когда он умер: его приехали отпевать многие священнослужители и прихожане храмов, где он пел.

Для нас и окрестной детворы дедушка был человеком не просто близким, но любимым. Все дети в нашей семье крещеные, но он никогда не неволил нас, не навязывал православное учение. Хотя в церковь мы ездили — нас возила мама. Правда, не молились, однако не раз слышали, как поет на клиросе дедушка. А так, как  вся детвора, предпочитали бегать по церковному двору, даже в классики играли. А дедушка, возвращаясь в очередной раз со службы, одаривал и нас, родных внуков, и соседских ребятишек сладостями.

Его уважали и стар, и млад, и в те годы — годы гонений на Церковь — его никто не высмеивал, никто не дразнил, все относились к нему тепло. По сей день живет в Артеме его крестница, уже тоже женщина в годах. В Уссурийске живет моя тетя Ульяна Яковлевна, ей девяносто лет, а во Владивостоке еще одна тетя Екатерина Яковлевна, ей 92 года. У неё восемь детей, всех она вырастила и воспитала. Моя мама, Евгения Яковлевна, умерла. Для нас она сохранила фотографии дедушки и бабушки, крестики, которые надевали им во время крещения. Их хранили дедушка, а позже бабушка до самой смерти. Так и сегодня храню я — в обветшалой тряпочке завернуты четыре крестика и несколько восковых свечек.

Мы все были и пионерами, и комсомольцами, не верили в Бога, не молились. За нас молился наш любимый дедушка Яков. И всегда говорил, что со временем мы все поймем. Наверное, это время пришло. И захотелось рассказать, какого мы рода-племени, чем было занято наше старшее поколение, какое влияние оказал наш дедушка дьякон Яков Семенович Шихалеев на наше нравственное, духовное становление. Чтобы рассказать о нем, я обращалась и к своим тетям, и к родным, двоюродным сестрам-братьям. Так совместно мы и собрали по крупицам наши воспоминания. И стало на душе теплее.

Мы и так все дружные, внимательны друг к другу, но, наверное, это общее дело сплотило нас еще больше. Сожалею только, что не сделали мы это раньше, когда еще жива была моя мама, когда в Артеме только начинала строиться церковь. Как знать, возможно, рассказ о нашем дедушке воодушевил бы строителей еще больше — ведь он созидал Православную Церковь в годы атеизма и неверия, сеял зерна духовности в души людей.

Раиса Чаплай, внучка
дьякона Якова Шихалеева».

 

Нам еще предстоит узнать многое о Якове Степановиче Шихалееве — христианине, шахтере, священнослужителе. Но то, что его потомки чтят его память, берегут документальные свидетельства его жизни и труда — это хорошо. Значит, есть семьи, которые помнят родство, семейное предание, бережно хранят семейные реликвии.

Автор: Зоя Нестеренко
Дата публикации материала: 10.04.2015

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки