На главную
Реклама
Главная » Статьи » Никто не забыт » Награда от Бога

Награда от Бога

Реабилитировали семью Нюси Давыдовны Ким (в девичестве Пак) в 1994 году. Она до сих пор сетует на то, что отец ее так и умер в 46-м с ярмом репрессированного. Русские корейцы в годы лихолетий натерпелись не меньше, чем все остальные. В 1937-м, в год рождения Нюси, семью Пак выселили из Приморья и отправили в долгий путь до Самарканда. Вот тогда, после вынужденного переезда из богатых приморских земель в степи Узбекистана, и начались долгие мытарства Нюси…

 

Детство

По приезду семью направили в винодельческий совхоз Чархинского района, где папа работал от зари до зари. Дети видели его крайне редко. Долго жить на одном месте не удавалось, отца перебрасывали из одного отделения совхоза в другое, и семья постоянно была «на чемоданах». Когда Нюсе было пять, умерла мама, а еще через четыре года, в 40-летнем возрасте, —  отец. Четверо детей остались сиротами. Младшей Нюсе было на тот момент 9 лет. Дети жили одни под присмотром старшей, 16-летней Ольги. Юра и Люда — средние. «У нас ничего не было, — вспоминает Нюся Давыдовна, — пустой дом». Питались подножным кормом в прямом смысле: собирали ячменные колоски, дикое просо. Иногда ели необработанный рис, выдаваемый совхозом.

На выделенном крохотном участке земли разрешили посадить кукурузу. Сами копали, сажали, убирали. Но это еще полдела. Из кукурузы нужно было сделать крупу, чтобы варить кашу. А это целая история. Специальная ручная ступка была одна на всю деревню. И работала она без перерыва, ведь крупа  была нужна всем жителям. Очередь создавалась интересным образом: на землю в ряд ставили миски. Дети периодически прибегали посмотреть, далеко ли их миска. Как правило, очередь подходила через неделю. Потолкли кукурузу в крупу, забрали свою миску, поставили в конец очереди.

Толочь кукурузу было делом двух младших сестер. Старшие дети работали в совхозе. И к их возвращению на столе должен был стоять ужин: хоть какая-то добытая и приготовленная еда. А если нет, то от брата можно было и подзатыльник получить. «Каша» представляла собой жидкую похлебку, на густую крупы не хватало.

Сейчас, вдаваясь в воспоминания, Нюся Давыдовна говорит: «Я понимаю, что по сравнению с нами здесь, в Приморье, люди жили хорошо, даже в те времена. На растопку можно было дров в лесу насобирать, на еду — грибов, ягод. Можно было рыбу ловить. А там, где кругом степь, выбора-то не было. Печь топили сухой травой, которую скашивали сами. До сих пор на пальцах остались шрамы от серпа».

Но, несмотря ни на что, у Нюси было огромное желание учиться. И она по болотам, за три километра от дома, ходила в школу.

 

Отрочество

В 1953 году в армию призвали брата. Людмилу забрала к себе родственница, переехавшая в Дагестан. Ольга осталась одна. Нюся волею судьбы оказалась у тетки в Самарканде. Жилось ей там совсем не сладко. Дабы подросшая девчонка не зря ела свой хлеб, тетка устроила ее на работу в армянскую семью. После школы Нюся бежала к хозяйке: воды принести, уборную помыть, постирать, отстоять длинную очередь в аптеке за «Ессентуками», сходить за хлебом за два километра, отнести обед хозяйскому сыну на работу. Последние два задания были для голодной девочки настоящим испытанием. Свежеиспеченный хлеб, домашняя еда издавали такие восхитительные ароматы… «Вдоволь никто не кормил, и есть хотелось постоянно», — говорит Нюся Давыдовна.

Возвращаясь вечером домой, Нюся и здесь должна была помочь по хозяйству. И только потом садилась за уроки. Да не всегда удавалось их сделать в полном объеме, а только то, что успевала до темноты. Жечь электричество «зазря» тетка не позволяла. Так прошли два года, спустя которые Нюся вернулась к сестре Ольге в совхоз.

 

Юность

В это время земли на семью выделялось побольше, на ней выращивали рис. Нюся освоила новую работу — прополку риса. Пиявки так и липли к голым ногам, о чем она до сих пор вспоминает с содроганием.

Но как бы девушка ни старалась выполнять по дому всю работу, сестра часто срывалась на ней, кричала. «Такое было у нее нервное состояние, — объясняет Нюся Давыдовна, — тяжело ей было. Я свою сестру очень люблю, несмотря на то, что в то время было обидно».

Позже Ольга уехала в Дагестан, а потом к ней присоединилась и Нюся. Там она окончила общеобразовательную школу, а потом в Буйнакске и торгово-кооперативную. Прошла бухгалтерскую практику и в 1958 году уехала работать на полуостров Лопатин в рыбный совхоз.

Именно там она встретила своего будущего мужа Алексея Сафроновича, с которым душа в душу прожили 37 лет, до момента его смерти, воспитав двоих сыновей и двух дочерей.

В наш город Нюся Давыдовна приехала в 1999 году, вслед за дочерью Натальей, последовавшей за мужем, уроженцем Артема. Сыновья живут в Москве, еще одна дочь — в Санкт-Петербурге. Сейчас у нашей героини шестеро внуков и правнук. Дети с большой теплотой и любовью относятся к матери, помогают ей, часто навещают, приглашают с собой в заграничные поездки. Всеми она гордится и с уверенностью говорит, что в награду за тяжелое детство и юность Бог послал ей таких замечательных детей и внуков.

Напоследок я не могла не задать ей вопрос: откуда в семье еврейские имена? Оказалось все просто: корейцы, крещенные в церкви, нарекались батюшкой библейскими именами.

Автор: Валентина Серебрякова
Дата публикации материала: 02.10.2015

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки