На главную
Реклама
Главная » Статьи » Диалоги без галстуков » Виктор Заводинский: диалоги без галстуков

Виктор Заводинский: диалоги без галстуков

В человеке всегда совмещаются материальное и духовное

Первая половина февраля у многих из нас ассоциируется со школьными вечерами встречи выпускников. К сожалению, сейчас они уже не так часты и проходят разве что один раз в пять лет. Но что мешает приглашать бывших учеников школы на встречи просто так — без помпы и парада? Такая форма общения уже давно бытует в средней школе №17, старейшем образовательном учреждении города. У школы  богатая история, среди её выпускников председатель ЗС ПК Виктор Горчаков, историк-краевед Нелли Мизь, заведующая управлением образования и науки администрации АГО Людмила Колпакова — всех ярких личностей и не перечесть. Побывал на встрече с нынешними школьниками и ученый-физик Виктор Заводинский. Он приехал из Хабаровска, где занят научной работой в институте материаловедения, по приглашению директора школы Веры Грань. После короткого знакомства участники встречи узнали, что гость не только наукой занят, но и автор литературных произведений. И — посыпались на именитого выпускника вопросы школьников:

— Какое значение имела школа и учителя в вашей жизни?

— Свою школу всегда вспоминаю с теплотой. Не буду преувеличивать, не скажу, что она была какой-то выдающейся, но и гнетущей атмосферы здесь не было. Нам давали возможность оставаться самобытными, и те, кто хотел учиться, учились. Поступив в университет в Перми, я убедился, что имею образование не хуже, чем медалисты этого города, расположенного в европейской части России. Лично для меня каким-то особым лучом света явилась Зинаида Ивановна Дубинина. Молодая, красивая, обаятельная учительница географии и наша классная руководительница чем-то меня приворожила, я увидел, что с ней можно разговаривать не только о её предмете, но и об искусстве, о литературе. Помню, по моей просьбе она составила список книг, какие надо обязательно прочесть, чтобы считать себя культурным человеком. И я их прочел — слава Богу, в нашей поселковой библиотеке, в шахтерском клубе, с мировой классикой не было проблем. Она познакомила меня также со многими художниками. С Зинаидой Ивановной мы остались друзьями на всю жизнь, и я горжусь этой дружбой.

— Виктор Григорьевич, почему именно физика стала предметом изучения? Какое направление этой науки избрано вами?

— С детства мне хотелось понимать устройство окружающего мира. Физика описывает самый глубинный уровень этого устройства. Конечно, хотелось бы понимать и другие уровни (менее глубокие), но, как говорил Козьма Прутков, нельзя объять необъятное. Пришлось удовлетвориться физикой.

— Расскажите о ваших достижениях в науке. Каковы практические результаты вашей работы?

— К понятию «достижения» отношусь настороженно. Наука — это не спорт. Работа ученого состоит в получении новых знаний о мире. Результаты работы излагаются в научных статьях.  Если в статьях есть новые знания, их используют другие ученые (или инженеры, или просто другие люди). Если статьи никто не использует, значит, в них не так уж много новых знаний. Могу сказать, что мои статьи используются неплохо, у меня один из самых высоких индексов цитирования в Хабаровске. Есть несколько работ, которыми я горжусь. Многие из моих работ связаны с повышением быстродействия компьютеров. Мне кажется, что их практические результаты вы и сами можете видеть ежедневно.

— Виктор Григорьевич, когда и почему у вас появилась потребность писать, заниматься литературным трудом? Значит, по-вашему, физика и лирика совместимы?

— Желание стать писателем появилось в зрелом возрасте, когда я уже был кандидатом наук. Я познакомился и стал работать с чрезвычайно интересным человеком, Филиппом Георгиевичем Старосом.  Старос вырос в США, занимался исследовательской деятельностью в области физики и электроники, в 50-м году прошлого столетия эмигрировал в Советский Союз, много работал на нашу оборону. Фактически он создал советскую микроэлектронику и первые мини-компьютеры. В последние годы жизни, во Владивостоке, он был занят проблемой создания искусственного кристаллического мозга. Я работал с ним пять лет, вплоть до его смерти, и понял, что кто-то должен написать книгу о его судьбе, о судьбе его семьи.  Я стал учиться писательскому ремеслу и, в конце концов, написал роман «По образу и подобию», который был напечатан в журнале «Дальний Восток» в 1993 году. Так что физика и лирика тут совместились. А вообще,  их несовместимость — это миф, красивая, но нелепая фраза. В человеке всегда совмещаются материальное и духовное.

— Как вы относитесь к творчеству Пушкина? Мы знаем, что именно вы подсказали нам, к какому скульптору обратиться, чтобы восстановить памятник Александру Сергеевичу в нашем дворе.

— Наверное, в нашей стране не найдется человека, который сказал бы, что у него отрицательное отношение к творчеству Пушкина (смеется). Не отважусь сказать, что у меня к Пушкину какое-то особое отношение, как к поэту. Мне ближе его проза. Для меня она всегда недосягаемый и всегда современный  образец стиля… А памятник он, как известно, сам себе воздвиг. Нерукотворный.

— Вы обмолвились, что занимаетесь спортом, ходите в походы… Расскажите о ваших  увлечениях. Ведь вы еще и живописью увлекаетесь?

— Ну, спортом ради рекордов и званий я никогда не занимался. Главное мое увлечение — альпинизм, спортивные восхождения, а это скорее образ жизни, чем спорт. Но поскольку серьезные спортивные горы всегда где-то далеко, то автоматически альпинизм совместился с путешествиями — Тянь-Шань, Алтай, Кавказ… Кроме альпинизма занимался немного парусными гонками, горными лыжами, спортивным пилотированием. Недавно увлекся горным туризмом и фехтованием. Из всего этого черпаю сюжеты. Что касается живописи, то здесь мои увлечения на уровне зрителя и чуть-чуть коллекционера. Горжусь, что в моей коллекции есть живописные работы моей любимой учительницы Зинаиды Ивановны.

— Виктор Григорьевич, каковы ваши планы на будущее в области физики и на литературном поприще?

— По физическому образованию я теоретик и многие годы занимался моделированием взаимодействия атомов в различных материалах и в молекулах. В последние годы стали бурно развиваться так называемые нанотехнологии, и сейчас я занят разработкой нового метода моделирования, предназначенного именно для наночастиц и наносистем. Надеюсь, он будет полезен многим людям. В литературе делать прогнозы сложнее, трудно понять, что такое герой нашего времени, куда идет вектор нашего духовного движения. Внимательно всматриваюсь и вслушиваюсь в окружающий мир, в том числе в мир современной молодежи, стараюсь общаться с молодыми на равных, видеть их не сверху, как дедушка и профессор, а на их же уровне — как товарищ по походам и спорту. Иногда это удается. Надеюсь быть интересным писателем. Книги и бумажные журналы сейчас мало популярны, и я стараюсь больше использовать интернет-издания.

…Беседа могла бы продолжаться, но на все вопросы, интересующие ребят, ответить в формате одной встречи было просто невозможно. Потому спонтанное интервью перешло  в дружеское общение — о завтрашнем дне, о мечтах и целях, которые ставят перед собой ученики, которые есть и у Виктора Григорьевича. Возвращение в школу — как возвращение в детство: пусть на короткое время, но окунуться в атмосферу, где все было ясно, а о том, что неясно, можно было спросить учителей. Вероятно, даже став солидным ученым, Виктор Заводинский не нашел еще ответов на все интересующие его вопросы. А значит, есть время для поиска, эксперимента как в науке, так и в литературе.  И эта встреча с ребятами, которые учатся сегодня в его родной школе, стала полезной как гостю, так и хозяевам: каждый вынес из общения нечто свое — важное, что, возможно, поможет сделать выбор, принять решение. А может, просто останется теплым воспоминанием.

Автор: Зоя Нестеренко
Дата публикации материала: 12.02.2016

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки