На главную
Реклама
Главная » Статьи » Никто не забыт » Детство, «далекое» от войны

Детство, «далекое» от войны

Каждая семья нашей страны внесла свой вклад в общее дело Победы в Великой Отечественной войне. Не стала исключением и наша…

С них начиналось село

Родился я в большом украинском селе Дубовец. Но судьбе было угодно наших родителей в числе 130 семей забросить на Дальний Восток Винницкой области. Когда мы спустя месяц езды на товарном поезде прибыли на станцию БамбуровоХасанского района, то нас, 20 семей, определили в колхоз «Крепость Востока» села Верхние Брусья.

Первым его жителям приглянулись эти земли: необычайно красивая природа, рядом речка Брусья, а за околицей — Вторая речка, и обе многоводные и рыбные почти круглый год. Весной идет корюшка, летом — красноперка, затем сема, горбуша, кета.

Вот и приехавшие переселенцы Буряки, Ковали, Григоренко, Клименко, Остапенко, Сомов, Мартыненко сообща выкорчевали лес, поставили дома. Село росло и расширялось. Были построены изба-читальня, контора колхоза, начальная школа, почтовый дом. Подрастали девчата и парни, женились, отделялись, строили свои дома.

А нам, бурячатам, о том, откуда начался наш род, рассказывали наша мама Мария Дмитриевна Буряк (Добровольская) и ее старшая сестра Ксения.

Пришла беда — началась война

Отец наш Афанасий Ксенофонтович Буряк был назначен заведующим МТФ. В «подчинении» у него было 100 коров, 50 овец и 10 человек, обслуживающих эту МТФ, да еще и свиноферму из 50 голов.

Мама работала в бригаде по выращиванию овощей. Эта же бригада занималась и заготовкой кормов для скота: ломали веники из орешника, косили сено, закладывали силос в траншеи. 

Такого раннего сенокоса, как в том году, раньше не бывало. Во второй половине дня 22 июня 1941 г. вдруг на небе появилась туча. Чтобы дождь не захватил их за работой, женщины начали собирать сено в валки еще более проворно. Но, как ни старались, не успели. Налетел со стороны Славянского залива сильный ветер, и, как из ведра, хлынул дождь. Вся работа пошла насмарку. Ливень прекратился так же внезапно, как и начался. Пришлось опять валки разворошить, чтобы сено просохло.

В этот момент на покос приехал наш учитель Филипп Михайлович Сомов с бригадиром Петром Тимофеевичем Задковым. Вид у обоих был взволнованный. «Что произошло?» — спросили недоумевающие косари. «Война!» — ответили они.

Полноправные колхозники

У нас в семье было четверо детей. Родители любили нас и, как могли, баловали, но при этом учили работать и никогда не наказывали. Мама, уходя на работу, всегда давала нам поручения по силе. В сентябре 1941 года мне исполнилось 9 лет. Я, как самый старший, занимался «обслуживанием» коровы и свиньи. Надо было убирать навоз, задавать корм, менять подстилку. Брат Василий караулил курей и цыплят, чтобы их коршун не утащил. Ну а младшие — Тамара и Рая — были еще «не у дел».

Гонял я коров и в стадо. А когда из меня сделали ездового и «вручили»  двух коней, тут я уже стал почти полноправным колхозником. Коней надо было кормить, поить и чистить, а вечером — распрягать, сдавать их на конюшню, а иногда и пасти в ночь. Порой после работы в колхозе приходилось искать по округе нашу свинью Машку.

Проводы

Первыми повестки получили молодые сельчане. Уходя на фронт, ребята пели грустные песни: украинские, русские, мордовские. Они обещали разбить врага и с победой вернуться домой.

Вскоре пришел почтальон Никифор и принес нашему отцу повестку на призыв в действующую армию.

Прибежала домой мама вся в слезах, запричитала: «На кого оставляешь детей малых?!». Отец встал, обнял её и сказал: «Не плачь, наша страна победит». Спустя некоторое время в нашем доме собрались родственники, земляки-украинцы и соседи.

Провожали отца и других новобранцев всем селом. До самой станции слышались песни, причитания и наказы. Хоть мы и были маленькими огольцами, но понимали, что можем и не увидеть больше своих дедушек, отцов, старших братьев и соседей. 

Отца направили на службу в 10-ю воздушную армию на станцию Красная Речка около Хабаровска, в батальон аэродромного обслуживания самолетов. В обязанности  батальона входило обслуживание взлетно-посадочных полос, снабжение самолетов горючим, бомбами, пулеметными лентами. За участие в боях с Японией наш отец награжден медалью «За победу над Японией». Демобилизовался в 1946-м и 20 лет работал на станции Бамбурово старшим стрелочником, а затем — путевым обходчиком.

В 1960-м году он был награжден за работу на железной дороге знаком МПС «Отличный движенец» и орденом «Знак почета» в 1966-м.

Затем на фронт отправили и нашего родственника Федора Коваля. Он стал командиром танка Т-34, и ему присвоили звание старшины.

В 1941 году был призван в армию дядя, мамин брат, гвардии старший сержант Филипп Дмитриевич Добровольский. Воевал он в составе 15-й гвардейской стрелковой дивизии, дошел до столицы Австрии — Вены. Участвовал в Донбасской оборонительной и Ростовской наступательной операциях, в боях под Сталинградом, в Курской битве, в освобождении Кривого Рога, в форсировании Днепра. Он был награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», орденом «Красной Звезды». В Вене он был тяжело ранен и в августе 45-го года отправлен на лечение в Москву. Прожил всего 48 лет.

Вместо мужчин

Село осталось без мужчин. Нехорошее мероприятие — война. Хоть и не было у нас полного голода, все-таки мы не доедали. Старались больше продуктов отдавать на фронт: сушили лук, картофель, морковь, а молоко  отправляли в «ледниках» замерзшими кругами. 

Следуя  лозунгу «Все для фронта, все для победы!», с каждого двора должны были сдать для обороны: 250 литров молока, 150 штук яиц, 46 кг мяса, а еще  и шкуры животных.

Я хоть был и хил, и слаб, однако с конями продолжал работать. Зимой на санках возили воду из речки за 800 метров, потому что вода в колодце вымерзала. Для колхозных лошадей, быков и коров воду возили водовозкой.

За работу в колхозе подросткам начисляли 0,25% трудодня, а взрослым — 1 трудодень. Иногда давали мясо, но то, которое на фронт отправлять нельзя было.

Было много волков. И мы с ребятами постарше вокруг ферм и конюшен жгли костры. После работы колхозной  выполняли домашнюю: пололи картошку, поливали овощи, выращивали табак для фронта. Заготавливали крапиву, лебеду, щавель, черемшу. Эти травы-муравы шли для выпечки хлеба.

А когда наступала зима, первой нашей задачей было запастись дровами. Они нужны были школе, избе-читальне, конторе и жителям села.

Детство войны

Всем в те годы было нелегко, но нашей семье особенно. Мне было 9-10 лет, брату Васе — 7, сестре Тамаре — 4, а Рае — всего 1 годок. Мама первые дни работала на колхозных полях, а потом ее перевели на домашнюю работу: она стала печь хлеб для жителей села. Так хоть малые дети были у нее на виду.

Надо было и трудиться в колхозе, и учиться. Свободного времени было очень мало. Учились, как могли. Вместо чернил использовали сажу, ольховую выжимку, а вместо тетрадей — старые книги, в которых писали между строк, или оберточную бумагу разлиновывали.

Во время отёла коров телят брали в дом — боялись, чтоб корова нечаянно не задавила. Вместо коровьего молока для кормления телят нам давали соевое молоко, а когда они подрастали, то шрот и жмых тоже из сои.

И несмотря ни на что, мы играли в лапту, городки, третий лишний, а зимой ходили на лыжах.

Война нас многому учила

Война научила нас, детей, думать и работать за двоих-троих. Вечерами при свете керосиновой лампы мы вышивали или плели кружева, рубили табак, читали книжки, пели песни. А еще жарили  «деликатес» — картошку на олифе или пушечном масле, ох и вкуснятина была! Животы были набиты, а есть хотелось все равно.

Лошадей, пригодных для езды, забирали либо на фронт, либо на погранзаставы в нашем районе, тем более что на той стороне, в Маньчжурии, стояла миллионная армия японских солдат. У нас в селе остались старые лошади, бракованные от службы в армии, и быки. И их приучали к упряжи. Хоть упряжь и простая была, но для меня тяжелая.

Мне же всю войну пришлось на одной и той же паре коней всю работу выполнять. Звали их Туман и Старик.  На них я косил зерновые, сеял, боронил, возил сено и силос, сгребал сено, возил на станцию и со станции все, что мы на фронт отправляли и получали по заказу для посева. Такие же работы выполняли и мои сверстники: Коля Клименко, его брат Василий, Шура Вашурин, Иван Стороженко, Саша Демчук.

Страну подняли из руин

Война пролетела за работой, учебой и ежедневными домашними делами. Из 58 человек, ушедших на фронт из нашего села, вернулись всего 11. И опять же большая часть работ была взвалена на женские плечи. Продолжали работать, восстанавливали страну.

Годы войны для нас — годы не только страданий и лишений, но и великого подвига и мужества. Мы все ковали нашу общую Победу.

А многие женщины после мобилизации отправились на лесозаготовки и строительство железных дорог. Среди них была и наша тетя Пелагея Ксенофонтовна Буряк.

Многие десятки тысяч людей моего поколения получили удостоверения о награждении медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Но самих медалей не вручили, сказали, что сейчас не та символика, и таких медалей не выпускают. А мы бы с гордостью носили их и показывали бы современным мальчишкам и девчонкам.

Родное село — это не только памятные тропинки, по которым мы в детстве бегали босиком. Это, прежде всего, люди, благодаря которым стоит родное село, живет и процветает. Будьте здоровы, живите богато, дорогие земляки!

Владимир БУРЯК, ветеран труда, труженик тыла.

Дата публикации материала: 08.04.2016

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки