На главную
Реклама
Главная » Статьи » Здоровье » Инна Рыжененкова: «За год сделано очень много»…

Инна Рыжененкова: «За год сделано очень много»…

К обязанностям главного врача детской больницы Инна Рыжененкова приступила чуть более года назад, в октябре 2016-го, выдержав краевой конкурс.  И вот, в конце нынешнего календарного года мы встретились с ней, чтобы поговорить о проблемах. Говоря откровенно, сдвиги в лучшую сторону за последний год есть. Все мамочки заметили, что новому руководству удалось разгрузить работу регистратуры, и теперь без проблем можно дозвониться по телефону, открылись новые кабинеты… Тем не менее, жалоб и нареканий со стороны родителей маленьких пациентов еще предостаточно. И об этом мы беседовали детально.

— Инна Николаевна, как вы считаете, обоснованы ли претензии населения к работе детской поликлиники?

— Я думаю, самая большая проблема – недостаточное информирование. В настоящее время в обществе нарастает социальный конфликт между населением и медицинскими работниками. Он связан, с одной стороны, с дефицитом финансирования отрасли, с другой – с непониманием или нежеланием сторон найти это понимание. Это приводит к многочисленным и не всегда обоснованным жалобам, предвзятому освещению нашей работы в СМИ, снижению престижности профессии. Следствием являются конфликты на рабочих местах, нехватка медицинских кадров, прежде всего, врачей. Население не всегда точно знает, какой объём помощи, в какие сроки и в каких условиях должен быть предоставлен бесплатно. Часто потребности и желания конкретного пациента не соответствуют фактическому уровню финансирования, а значит, и возможностям медицины.

— У нас накопилась масса вопросов от читателей. Буду задавать их в том виде, в каком они поступили. И начнём, пожалуй, с самого популярного: когда закончатся трёхчасовые очереди к педиатрам?

— Большие очереди прекратятся только тогда, когда не станет дефицита медицинских кадров. Такое положение дел по всей стране. Причина, на мой взгляд, — отсутствие распределения по окончании вуза. Не приходят к нам молодые специалисты в добровольном порядке. Плюс – снижение престижности профессии. Люди не хотят учиться на врача. Большого конкурса в медицинский вуз на сегодня нет. Часть студентов учится на платной основе, поэтому они имеют право вернуться или не вернуться в профессию.

Тем не менее, за год в нашу поликлинику пришли работать 4 участковых врача-педиатра, ортопед-травматолог, отоларинголог, эндоскопист, 2 детских хирурга. С нового года будут работать детский кардиолог, гастроэнтеролог и уролог-андролог. В стационар пришли педиатр и 2 реаниматолога. И, поверьте, это большое достижение. Сейчас от больницы обучаются 6 студентов-целевиков на врачей-педиатров. Они поступили на льготной основе, получают стипендию от больницы, по окончании вуза обязаны вернуться к нам. Администрация города предоставляет служебное жильё, и это очень важно. Набрали много среднего медперсонала. Мы делаем всё, чтобы укомплектоваться врачами и медсёстрами, но это не так просто.

— Никак не попасть к неврологу, второй месяц ждём очередь…

— С неврологами большая проблема. Год бьюсь — не могу найти специалиста. К нам приезжают 2 невролога из Владивостока. Договорённость в течение года. Работают по субботам поочерёдно. Выделяем машину, привозим, отвозим. Платим достойную зарплату, чтобы хоть как-то разгрузить очередь.

— Почему нет аллерголога, мануального терапевта, инфекциониста?

— Аллерголог у нас есть. Она долгое время отсутствовала по объективным причинам, но теперь приступила к работе, поэтому можно записаться. Мануального терапевта у нас нет в штатном расписании, поэтому мы не можем пригласить на работу такого врача. А инфекциониста нет, потому что не можем найти такого специалиста. Хотя у нас есть стационар с инфекционным отделением. 

— Инна Николаевна, почему медкарта ребёнка (2 тома) не может храниться дома? И где гарантия, что её не потеряют? Ребёнок – инвалид. Всегда по требованию приносили.

— Объясню. Медицинская карта – это собственность медицинского учреждения, а не родителей. На основании нормативного акта Министерства здравоохранения, существует порядок хранения амбулаторных карт в регистратуре поликлиники по участкам. После 18 лет карта передаётся в архив учреждения, где хранится еще 25 лет. Во взрослую поликлинику основные сведения из карты пациента мы передаём самостоятельно, и об этом не надо беспокоиться родителям. Однако выдача медкарты на руки пациенту возможна, но только с разрешения главврача учреждения и в определённых случаях. Потом она должна быть возвращена. Если мама желает иметь медкарту дома, она может сделать для себя ксерокопии. Такие вопросы решаются с главврачом в индивидуальном порядке.

В ближайшем будущем мы будем работать в формате электронной регистратуры, и каждая мамочка будет иметь личный кабинет на портале Госуслуг, где сможет просматривать электронную карту своего ребёнка.

— Почему не работает запись на приём на сайте больницы?

— Ничего подобного. Пациенты записываются. Запись через интернет работает постоянно. Раньше у больницы был сложный интерфейс для записи, но с января 2017 мы перешли на общероссийский портал Госуслуг. Запись к участковым педиатрам и узким специалистам выкладывается автоматически на 14 дней. Пошаговый алгоритм по пользованию порталом размещён на сайте больницы. У нас постоянно разбираются места по записи через Госуслуги. Надо просто изучить инструкцию и зарегистрироваться на Госуслугах.

— Почему разобщение детей в садах и школах в случае вакцинации и ревакцинации от полиомиелита проходит в пользу прививаемых, тем самым не привитые дети подвергаются дискриминации (их переводят на 60 дней в группу, где дети старше, так как в параллельных группах тоже есть свежепривитые)?

— Разобщение предусмотрено на основании СанПин для предотвращения угрозы причинения вреда жизни и здоровью не привитых детей. Иначе, от живой вакцины не привитые дети могут получить вакциноассоциированный полиомиелит. И в течение 60-ти дней, пока продолжается инкубационный период,  дети должны находиться в изоляции, чтобы не заболеть от привитых.  Как именно разобщать детей, решение принимает только заведующая детским садом.

— Зависит ли доход медработников от количества привитых детей?

— Нет, совершенно не зависит.

— Поддерживаете ли вы геноцид нашей нации, который осуществляется посредством бездумного поголовного вакцинирования детей, начиная с роддома?

— Все медработники правильно понимают значение вакцинопрофилактики. Государство на это тратит огромные деньги. Самое главное достижение медицины XX века – это открытие антибиотиков и вакцин. Это способность защитить наше общество от серьёзных инфекций. Мы искоренили чуму, оспу, корь, дифтерию только благодаря вакцинопрофилактике. И употреблять здесь понятие «геноцид», мягко говоря, неуместно.

— Почему некоторые школы  не охвачены вакцинацией от полиомиелита? Почему в одних школах детям нужно прививаться, а в других – нет?

— Вся работа по вакцинопрофилактике должна проводиться на основании лицензии на этот вид деятельности. И такие лицензии есть не во всех школах. Отсутствуют они там, где медицинские кабинеты не соответствуют требованиям, установленным санитарной службой. Поэтому учащимся выдаются направления в поликлинику, где их и прививают.

— Вакцинация от полиомиелита детей 1-го класса является дополнительной и проводится по желанию родителей? Или она является плановой?

— Не понимаю, о какой «дополнительной» вакцинации идёт речь. У нас вся вакцинация от полиомиелита проводится по схеме, по национальному календарю прививок: в 3 месяца, в 4 с половиной,  в 6, в 18, в 20 месяцев и в 14 лет. Случаются сдвиги в схеме, если ребёнок начал прививаться позже в силу каких-то причин. Это отслеживают медицинские работники.

— Когда оборудуют кабинет ЛОРа? Невозможно сделать элементарное промывание!

— ЛОР-кабинет в нашей поликлинике оборудован для проведения амбулаторно-поликлинического приёма. Лицензия получена для этого. То есть, доктор проводит осмотр, консультирует, даёт рекомендации. Никаких манипуляций типа промываний, удалений и т.д. делать мы не должны. Возможно, в перспективе мы и получим лицензию на другие виды деятельности, но пока, из-за нехватки кадров, это невозможно. Поэтому, если доктор видит проблему, он даёт направление в краевые учреждения. Что касается промывания носа, думаю, любая мамочка справится с этим самостоятельно. Врач подскажет, как это правильно сделать. 

— Инна Николаевна, дальше задам несколько вопросов, на которые, думаю, можно ответить сразу. Почему груднички стоят в одной очереди с больными детьми? В очереди неразбериха: экстренные и по записи. Дети с температурой и другими явно выраженными симптомами заболевания ожидают очереди вместе со здоровыми или выздоравливающими детьми. Это нормально? К примеру, нужна справка о состоянии здоровья ребёнка. Звоним записаться на приём, говорят, можно записаться  через 7-10 дней. Тем самым вынуждают родителей «покупать» справку в частных клиниках…

— По вторникам и четвергам в поликлинике дни здоровых детей. Здесь многое зависит от добросовестности людей, которые приходят на приём. Многие экстренные больные идут напрямую к участковому педиатру, вместо того, чтобы пойти в первый кабинет, через отдельный вход. Мы специально сделали отдельный вход и открыли кабинет неотложной помощи для приёма детей с явно выраженными симптомами заболевания: температурой, сильным кашлем. Не надо стоять в общей очереди. Просто – взять талон в регистратуре. А по вторникам и четвергам очень удобно ходить на прививки, тем более, что прививочный кабинет у нас теперь работает целый день, или посещать другие профилактические мероприятия.

Отдельно сделали кабинет доврачебного приёма. Там можно получить справку в сад, школу, в спортивную секцию или направление куда нужно. Опять-таки, чтобы не стоять за этим к участковому педиатру. И не надо никакие справки покупать. Вот, пожалуйста, — кабинет №4.

Да, к педиатрам очереди сохраняются. Потому, что мы не укомплектованы. Один врач принимает полтора-два участка.

Я очень заинтересована в том, чтобы всем было хорошо. Сами видите, мы разгрузили работу регистратуры: увеличили штат, поставили многофункциональные телефоны. Многое сделано в стационаре. За год произошло немало перемен к лучшему.

И на этом я не останавливаюсь. Планируем открыть кабинет здорового ребёнка, где будут принимать детей до года: взвешивать, измерять, давать рекомендации по питанию, прививать. Но и здесь все упирается в кадры. Если найдём человека, значит, сделаем. 

— Могут ли медработники в детских садах определить, здоров ребёнок или болен, чтобы родители не ходили за справкой к врачу, например, после отпуска?

— Нет. Это может сделать только врач в поликлинике. Подходите в каб. №4.

— Для чего нужно проходить каждый год психиатра опекаемым детям в период диспансеризации?

— В соответствии с законом психиатр входит в состав комиссии по проведению профилактических осмотров опекаемых детей.

— Очень нуждаемся в массажном кабинете в пос. Артёмовском…

— Рассматриваем этот вопрос. Лицензия на такой кабинет у нас есть. Как только найдём специалиста, сразу откроем.

— Может ли диспансеризацию пройти и мой кровный ребёнок с моими опекаемыми детьми?

— Может. Надо только накануне сказать об этом своему педиатру и взять у него «бегунок».

— Возможно ли у нас создать уголки для детей (столы, стульчики, карандаши)?

— Планируем. Но у нас очень тесно. Если найдём дополнительное помещение, обязательно создадим такой уголок.

— Направление в краевые больницы выдают, словно отрывают от сердца, или вовсе не дают. Почему?

— Существует такое понятие, как маршрутизация, которая прописана департаментом здравоохранения. За нами закреплены определенные учреждения, куда мы можем давать направления, если у нас нет своих специалистов, или нужна помощь более высокого уровня. Если же мы в состоянии оказать помощь самостоятельно, то мы не имеем права направлять пациента в другое медучреждение. Поэтому направления даются только на серьёзном основании.

Автор: Валентина Серебрякова
Дата публикации: 22 декабря 2017

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки