На главную
Реклама
Главная » Статьи » Никто не забыт » Конец «Отряда спасения Родины»

Конец «Отряда спасения Родины»

Как известно, артёмовская земля стала заселяться людьми во второй половине позапрошлого века. Сначала за крестьянами, приезжавшими с запада России, закреплялись личные земельные наделы, а также они пользовались общинной землёй. Позже, с заселением и развитием Владивостока, некоторые отставные чиновники и прочие служащие, причисленные к различным канцеляриям, уходя в отставку, просили землю для устройства своего хозяйства.  Далее появлялся интерес у предпринимателей западной России, желавших вкладывать деньги в создание промышленности и добычу ресурсов края.

Интересными районами нашего города, с точки зрения народной предприимчивости, являлись нынешнее село Олений и территория посёлка Артёмовский, где в 1888  году выхлопотал землю отставной писарь военно-морской канцелярии Михаил Патюков.

 Уже в конце позапрошлого века там и без него кипела активная жизнь. Посёлок Олений, начавшийся с имения Патюкова, расположен на слиянии рек Артёмовка (Майхэ) и Кневичанка (Большая Батальянза), впадающих в море. Это была важнейшая транспортная артерия, по которой со Шкотово, Раздольного, Многоудобного, Кневичей, Кролевцов трудовой люд, с разной нуждой, добирался до Владивостока.

 Перед Октябрьской революцией в этом районе жили и трудились дети первопоселенцев, землевладельцы Михаил Патюков-младший в Оленьем и Артёмовском, трое братьев Буренок на части нынешней территории Артёмовского. В частности, семья Патюковых занималась рыболовством, пчеловодством, сплавом леса, перевозом людей, оленеводством, выращивала виноград и пшеницу. Используя наёмный труд китайских и корейских крестьян, претерпевая периодические засухи и наводнения, семья считалась зажиточной.

Советская власть пришла в Приморье в 1922 году, но устанавливалась она ещё около десяти лет. В 1930-м, предпоследнем году существования в СССР идеологии НЭПа, крепкие хозяйства зажиточных крестьян были причислены к кулацким и обложены большим налогом.

Как-то братья Буренок и трое крестьян села Майхэ (ныне Штыково),  Евдоким Дорошенко, Иван Шпилько и Гавриил Мурач,  собрались дома у Патюкова. Он рассказал землякам о решении недавнего Пленума ЦК ВКП (б) ликвидировать частную собственность в СССР, создать из крестьянских хозяйств колхозы и конфисковать всё имущество кулаков. Крестьяне решили, что власть, идущая против народа, долго удержаться не сможет. И чтобы не попасть под конфискацию и арест, они задумали податься в бега. Собрав одежду, продукты, оружие, ночью они погрузились на телеги и ушли в тайгу.  По ночам беженцы изредка пробирались к родне, запасались едой и ждали восстания. Однако советская власть сдаваться не только не собиралась, но и упорно устанавливала свои законы.

 Боясь преследования, «кулаки» вынуждены были уходить в Китай. В те годы приморцы ходили туда, как к себе домой. Продавали шкуры и дикоросы, покупали спирт, порох, сахар и ситец. Порой жестоко действовали отряды ОГПУ  (Особого государственного политического управления), часто лишая крестьян скота, зерна, последних продуктов. Судили, ссылали и расстреливали тех, кто оказывал сопротивление. Зная об этом, Тихон Буренок предложил землякам перед уходом за кордон «хлопнуть дверью так, чтобы услышало начальство в Шкотово и Владивостоке». И они решили мстить.

В селе Многоудобное, ночью, охотясь на уполномоченного по раскулачиванию Барботько, по ошибке они расстреляли завотделом райисполкома Андрея Зальпе. После был убит парторг Майхэ Николай Шевцов и сожжен корейский поселок, который власть построила на отнятых у майхинцев покосах. Следом был сожжён тарный цех «Дальтреста» на общинном гумне села.

В марте 1930 года в Шкотовском районе сформировался еще один отряд повстанцев под руководством Афанасия Куксенко. Возле Романовки мятежники убили четырех милиционеров, в Колодезной пади застрелили чекиста Русанова. В мае 1931 года в районе погибли чекисты Смолянинов, Беляев, Шварц, Ладынский. В Новосильевской долине от залпов «лесных стрелков» погиб чекистский взвод. Для пополнения запасов отряд Куксенко ограбил коммуну в Петровке, лесобазу в Стеклянухе, предприятие «Союззолота» в Душкино. Прослышав о повстанцах из Майхэ, Куксенко послал к ним своего заместителя с предложением объединиться. Во время переговоров они выследили на лесной тропе и убили красноармейца Петрова, скрепив договор кровью.
Борьба ОГПУ с бандой продолжалась два с половиной года и сопровождалась ощутимыми жертвами. Приморские чекисты сначала не имели сил для подавления всех очагов восстания на территории области. Ко всему, везде население относилось к восставшим сочувственно.
Но чекисты провели операцию по «распропагандированию». В тайгу направлялись члены семей скрывавшихся в ней крестьян с документами, обещавшими амнистию. Вышли из леса 50 человек, 20 из них даже вступили в отряды милиции.

Для полной нейтрализации «лесных стрелков» ОГПУ была создана «банда атамана Хмурого» из 40 чекистов. Они даже доставили Куксенко «письмо» атамана Семенова с предложением создать «армию».

Однако «лесные стрелки» уже устали от таежных странствий и приняли окончательное решение уходить в Китай. Уйти смогли не все. При посадке на шаланду в районе Океанской огнем чекистской засады были убиты пятеро «партизан», в том числе братья Буренок.

В Харбине шкотовцы вступили в боевую организацию «Российская фашистская партия», прошли курс терроризма и даже взорвали гранатой фойе местного «Чосенбанка».
25 мая 1932 года команда повстанцев, ставшая «Отрядом спасения Родины», получила приказ взорвать железную дорогу между Владивостоком и Хабаровском и ликвидировать главных большевиков Шкотовского района.

Сразу после перехода границы отряд в составе 28 человек попал в клещи заградотрядов. Его численность уменьшалась после каждой перестрелки. Через две недели в нем остались лишь шкотовцы. Отступив и выйдя из окружения, они поспешили домой. Однако в Майхэ их ждала страшная весть — жены и дети высланы на Колыму, разоренные избы заколочены, поля заросли сорняком. В Романовке, Петровке, Новороссии, Центральном, Майхэ, Речице за пособничество «лесным братьям» были арестованы десятки крестьян. Чекистам пофамильно был известен состав отряда, их задание и то, что они несут взрывчатку для диверсий. А по сталинскому УК РСФСР диверсант и шпион — изменник Родины: пуля в лоб без суда и следствия.
Потеряв надежду на увод семей в Китай, шкотовские повстанцы решили закончить войну с властью и вернуться за границу. Они выкинули взрывчатку и пошли в Суйфэньхэ, к знакомому эмигранту Давыдову, наниматься на косовицу.

По приказу начальника Владивостокского сектора ОГПУ капитана госбезопасности Якова Визеля в середине июля 1932 года чекистская опергруппа перешла госграницу и под видом крестьян направилась прямо к Давыдову. «Лесным стрелкам» незнакомцы показались опасными. Четверо пытались спастись бегством и были убиты. Афанасий Куксенко и его сын Дмитрий, Тимофей Литвинчук и Яков Правдивец сдались без боя. Чекисты привезли их во Владивосток, где суд приговорил бывших успешных землевладельцев к высшей мере пролетарского возмездия — расстрелу.

 По рассказам стариков, летом 1959 года в Оленьем появился Михаил Патюков-младший. К тому времени ему уже было 76 лет. Попросив у знакомого жителя лопату, он поднялся на сопку к двум могилам своих родителей. Выкопав две бутылки, он затерялся среди деревьев. В этот же день его нашёл и задержал вызванный из города милиционер. При старике ничего не оказалось. На все вопросы он отвечал, что искал на сопке свинец. После отправки во Владивосток ни старик, ни его родственники в селе больше не появлялись.

 

Подготовил Андрей КИШ по материалам Юрия Тарасова, Анатолия Смирнова, Алексея Буякова и пресс-службы УФСБ Приморского края. Фото с сайта — конвертъ.рф, zagony.ru

Дата публикации материала: 18.05.2018

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки