На главную
Реклама
Главная » Статьи » Здоровье » Больно мне, больно!

Больно мне, больно!

Каждую встречу с системой здравоохранения можно сравнить с качелями, сидя на которых, ты не всегда понимаешь, в какую сторону тебя унесет. Лично для себя я уже давно выбрал одну, но верную тактику — в медицинских учреждениях не надо нервничать: от ярких личных эмоций очередь к врачу все равно быстрее не станет продвигаться, да и специалистов в поликлинике от этого не прибавится.

 

Сходил за справочкой

Но одно дело, когда ты сам выстраиваешь последовательность своих действий, и совсем другое, когда с этим сталкивается твой ребенок.

Ситуация была вроде банальная: для поселения в общежитие вуза дочери понадобилось несколько справок различных форм. Первая закавыка заключалась именно в том, что с 18 лет ее открепили от детской поликлиники и направили уже встать на учет в городскую. Реально пройти всех врачей, которые были указаны в необходимых справках, и при этом уложиться в срок «годности» этих справок было просто невозможно. И большинство читателей понимает, о чем я говорю. Даже девушки в регистратуре поликлиники, глянув на список врачей и сравнив его с журналами предварительной записи к узким специалистам, уверенно сказали: «Нет, не успеете». Но заинтересовал лично меня и другой момент: в последний год обучения в школе все выпускники проходили полную медицинскую комиссию. А вот следов этой комиссии в личной карточке дочери мне найти не удалось. Словно и не было ничего. Очень удивленный таким фактом, вернее, его отсутствием, позвонил в детскую поликлинику, где девушка-регистратор мне подтвердила, что действительно — данные таких комиссий в медицинские карточки не вносятся. «А для чего тогда вообще эти комиссии были нужны?» — спросил я наивно. «Наверное, для внутреннего пользования», — ответила мне девушка. И тогда мне стало понятно, что системы в данном вопросе нет и быть не может, а получение заветных справок возможно единственным, но верным  путем.

Справедливости ради надо сказать, что одна необходимая форма в городской поликлинике была все-таки получена в течение 15 минут. В смотровом кабинете. А вот дальше пришлось топать в платный медицинский центр, где всего лишь за (и здесь можно нервно засмеяться!) 5 тысяч рублей можно в один день, точнее, часа за три, пройти почти всех необходимых врачей. Но недаром было упомянуто слово «почти»: стоматолога и психиатра-нарколога даже в платных медицинских центрах, штампующих необходимые справки, просто нет. Стоматолог, подрабатывающий во время отпуска в частной клинике, взял свою, ну скажем так, не очень большую сумму. В регистратуре наркологического диспансера также не стали обращать внимания на медицинский полис дочери, а сразу распечатали договор на оказание платных услуг. Стоимость оказалась в три раза больше, чем у стоматолога. На мой вопрос из чистого любопытства: «Что у  тебя спрашивал психиатр-нарколог?» — дочь ответила: «Вообще ничего. Их там было двое, они разговаривали между собой». «Ну а вот других врачей ты как проходила?» -«Да почти так же…».

Подводя итоги похода под кодовым названием «Справка для заселения», остановились на цифре, которая почти приблизилась к сумме в 7 тысяч рублей. И все бы ничего, но терзала-таки одна навязчивая мысль. Вот с городскими поликлиниками все понятно – там хватает страждущих, действительно больных и прочих диспансеризаций. Но когда делается платная комиссия, почему все происходит, по большому счету, просто формально? Ведь, не ровён час, так и заселится в студенческое общежитие какой-нибудь больной проказой или просто псих. И сразу даже не поймешь, с кем теперь ты находишься под одной крышей.

 

Ничего не слышу

Ситуация, рассказанная моей приятельницей Оксаной, ещё раз подтверждает факт катастрофического дефицита кадров в нашей медицине. Для тех, кто с этим не сталкивался, пресловутое словосочетание «дефицит кадров» ничего, кроме тоски, не навевает. А те, кто столкнулся, – поймут.

Дело было в сентябре. Перенесённая на ногах простуда дала осложнение – в пятницу вечером у Оксаны заложило ухо. Искать в это время доктора было бессмысленно. Выходные она кое-как пережила с ощущением ведра на голове, а в понедельник проснулась с дикой болью. Отбросив сначала вариант поликлиники по месту жительства, как долгий и тягостный, она решила обратиться в платную клинику.

Позвонила в «Авиценну». Там сказали, что принимают только по предварительной записи, и предложили записаться на среду. Оксана описала своё состояние, но на том конце провода ответили: «Мы экстренную помощь не оказываем». Хотя, чисто по-человечески, могли бы всё-таки принять, тем более не бесплатно…

Тогда Оксана «села» на телефон и стала обзванивать все платные медицинские учреждения в Артёме, чтобы найти так необходимого ей  ЛОРа. Не тут-то было. В одном месте ей сказали, что врач будет только через три дня, в другом – через десять, в третьем, четвёртом и пятом – что у них вообще нет такого специалиста, в шестом предложили прийти вечером. Было лишь утро, и целый день испытывать нестерпимую боль было невозможно…

Тогда Оксана вспомнила, что во второй больнице есть лор-отделение, и она с надеждой помчалась туда на такси. И наткнулась на лаконичное объявление: «Отделение закрыто до ноября».

В этом же здании располагается станция скорой помощи, и Оксана зашла туда. Её выслушали, но сказали, что помочь ничем не могут, и посоветовали поехать во Владивосток на Острякова. Представив дорогу в краевую столицу, поиски лечебного учреждения на незнакомой улице и оценив вероятность того, что её там примут, она эту идею отбросила.

Оставался вариант всё-таки пойти в свою поликлинику. В регистратуре сказали, что лор-врач в отпуске, а вот к терапевту могут направить. Но чем поможет терапевт?

Короче говоря, вышла Оксана из поликлиники, присела на скамейку и разревелась от боли и бессилия. Хоть волком вой.

И тут возникла мысль пойти к детскому доктору. Она позвонила в детскую больницу, и её согласились принять. Оплатив по прейскуранту 480 рублей за приём врача, она, наконец, оказалась в руках человека в белом халате. Получив рецепт с назначением, помчалась в аптеку, закупила кучу лекарств и приступила к лечению.

Боль вскоре утихла, потом вовсе прошла, и Оксана с облегчением вздохнула.

Этого доктора она посетила ещё три раза. Ухо не болело, но глухота осталась. На последнем приёме доктор сказал, что надо продуть слуховую трубу, а нужного оборудования у него нет. 

Пришлось записаться в платную клинику, где первичный приём стоит 900 рублей, и где ей назначили ещё один курс медикаментозного лечения плюс физиопроцедуры. Доктор сказал, что нужно прийти на повторный приём, чтобы убедиться в полном выздоровлении. В общей сложности, лечилась она почти месяц. На повторный приём до сих пор не сходила по причине отсутствия лишних 700 рублей. Но это уже её личный финансовый вопрос.

«Ухо-то слышит?» — спросила я. «Да вроде всё нормально, — ответила Оксана, — но порой мне кажется, что я просто уже привыкла к лёгкой глухоте».

 

Дмитрий ПОДОЛЬСКИЙ, Валентина СЕРЕБРЯКОВА.

Дата публикации: 19 октября 2018

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки