На главную
Реклама
Главная » Статьи » Никто не забыт » Непростая история со счастливым концом

Непростая история со счастливым концом

За время нашей встречи ее глаза наполнялись слезами дважды: при воспоминаниях о том, как увозили отца бойцы ВЧК и как просили воды умирающие красноармейцы.

 

Перечеркнутое детство

Отца забирали три сотрудника, прибывшие в приморское село Картун (ныне — Вострецово) на обыкновенной телеге. На центральную площадь сбежались все односельчане и молча смотрели, как молодого председателя местного колхоза Корнея Капитулина ведут от дома под конвоем. Среди стоявших зрителей были и те трое, кто написал донос, обвиняя 38-летнего председателя в связях с какими-то атаманами белогвардейских отрядов, в подрывной работе против молодой советской власти и прочих грехах, доказывать которые в то время никто и не требовал. Корнея усадили на телегу, и лошадь тронулась, увозя навсегда из этой жизни отца шестерых детей. Катя, самая старшая, схватилась за край телеги и с криком: «Папка, не уезжай!» побежала следом. Младшие хватались за Катю и тоже бежали. Один из сидящих на телеге конвойных молча согнул ногу в колене и, распрямив ее, ударил Катю точно в лицо. Она упала. Так закончилось ее детство.

Те лихие времена она помнит досконально. Весь дом бойцы с красными околышами на форме перевернули вверх дном, разыскивая доказательства «предательства и вражеской деятельности» отца семейства. Ничего не нашли. Раздосадованные, забрали швейную машинку, которую совсем недавно Корнею Капитулину торжественно вручали в районном центре за перевыполнение его колхозом плана, поставленного партией. Показательный арест и клеймо семьи «врага народа» быстро сделали свое дело, и сельчане называли всю семью Капитулиных не иначе как «байстрюки», то есть  незаконные. В школе детей исключили из пионеров, и даже на улице играть с ними сельская ребятня опасалась, а про получение профессионального образования вообще можно было забыть. Так и получилось, что после окончания 7 класса Екатерина Капитулина уехала в Хабаровск, где пыталась найти хоть какую-то работу и прокормить хотя бы себя, но затем вернулась в родное село, где работу найти было так же сложно по той же самой простой причине — дочь «врага народа». Ситуацию изменила пришедшая на ее имя повестка.

Государственная власть тогда долго не церемонилась. 16-летней Екатерине был поставлен ультиматум: идешь работать либо на лесосплав, либо в пожарную дружину. На раздумье дали три дня и предупредили, что в случае отказа решение будет принято уже без ее согласия. Так она и стала бойцом городской пожарной команды Народного комиссариата внутренних дел СССР города Иман (с 1977 года — Дальнереченск).

 

На службе

Главным объектом пожарной дружины Имана была деревянная вышка. На ней дежурили по два часа и всматривались в раскинувшийся поселок, чтобы вовремя заметить злой дымок возникающего пожара. На вооружении дружины было целых два автомобиля, и при выезде на пожар, бывало, брали и дежурных подростков, которых насчитывалось шесть человек. Как оказалось, почти все они были тоже детьми «врагов народа» и работали здесь не столько за жалованье, сколько за паек. Однажды на пожар в поселок Лазо водитель и боец-пожарный взяли с собой на подмогу и двух девчонок — Катю Капитулину и Аню Балдуеву. Пока боец бегал вокруг горящего дома, водитель размотал шланг, крикнул девчонкам: «Держите!» и пошел к машине включать насос. Напор оказался настолько сильным, что Катю и Аню стало буквально мотать из стороны в сторону – подросткам было совсем не под силу выполнять сугубо мужскую работу. Они падали и снова вставали, и снова их мотало, водитель бегал и кричал матом, но и сам прекрасно понимал, что от недоедавших девчонок он большего требовать просто не может. Основная же работа подростков была при возвращении машин с пожаров – они, если не дежурили на вышке, то разматывали и сушили шланги, наводили порядок. В день выдавали каждому по 250 граммов хлеба.

Был в дружине и свой заместитель командира по политической части. Он очень любил проводить различные собрания или политинформации. Но ходить на них Екатерина не хотела и особенно после зимних дежурств на вышке принимать участие в «политических посиделках» категорически отказывалась. На жесткие требования замполита подчиниться даже иногда отвечала: «Мне не надо, я дочь врага народа», а тот в ответ зло обещал: «Смотри, договоришься, пойдешь вслед за своим отцом…».

 

Война

Начинался 1945 год. Чем сложней оказывалось положение германских войск на западном фронте, тем активнее разгорались столкновения на фронте восточном. Японцы оккупировали Китай и строили свои укрепрайоны буквально на глазах. Между Иманом и японским Хутоусским укрепрайоном была только река. Столкновения советских пограничников с японцами  стали выливаться в затяжные бои, и приграничные села начали наполняться убитыми и ранеными солдатами. Проворное районное начальство срочно вывозило своих домочадцев и домашний скарб в глубь края, подальше от опасности. А командир пожарной дружины сказал просто: «Кто будет в состоянии, после караула следует в Графское, куда свозят раненых».

Глаза наших солдат, мертвых и раненых, не забываются всю жизнь. Их катерами привозили с обратной стороны реки, где шли бои. Их подвозили десятками, которые складывались в сотни. Екатерина вместе с другими девчонками оттаскивала еще живых в тень деревьев, мертвых — в другую сторону. Они умирали на глазах от рваных ран и просили только пить, обреченно смотрели в глаза девчонок, словно те могли вернуть им жизнь. Девчонки помогали медикам и ходили по-прежнему в пожарный караул. Пара часов сна, и никакого покоя. Они даже не представляли, что уже находятся в самом центре боевых действий.

Сегодня не вызывает никаких сомнений, что имевшее место под Иманом противостояние двух укрепрайонов – японского и советского – было уникально для всей мировой военной истории. Сил иманцев едва хватало для того, чтобы образовать вокруг Хутоусского укрепрайона подобие кольца окружения. Этим объясняются их огромные потери, вызываюшие в памяти аналогии с кровопролитными сражениями Великой Отечественной войны. Советские пограничники в тех боях потеряли более 50% своего личного состава, а 1056-й стрелковый полк поредел на треть.

Легче стало только тогда, когда в Иман начали прибывать эшелоны с западного фронта. Разбив гитлеровскую Германию, советская регулярная армия пришла на помощь дальневосточным гарнизонам. Завершающей военной операцией Советской Армии во Второй мировой войне стала именно Хутоусская наступательная, длившаяся с 9 по 25 августа 1945 года на подступах к Иману.

 

Возвращение к жизни

В послевоенном Имане Екатерина Капитулина встретила своего будущего мужа — Феодосия Ивановича Шустик, который был демобилизован из армии после долгих 10 лет службы. Все в жизни стало налаживаться. Она ушла из пожарной дружины, устроилась на работу в пищекомбинат, который выпускал газированную воду, печенье и прочие плюшки. Федосий Иванович отстроил небольшой домик, а в их дружной семье поочередно родилось четверо детей. На ставшем родным производстве Екатерина Корнеевна была ударником коммунистического труда, победителем социалистического соревнования, а впоследствии была награждена и медалью «Ветеран труда».

Еще в 1965 году пришла первая весть о том, что полностью реабилитирован Корней Герасимович Капитулин, а значит, и вся его семья. Но самую горькую правду от родственников скрывали еще довольно долго, объясняя им, что Корней Капитулин был освобожден и уехал то ли в Магадан, то ли еще в какой город. Окончательная точка в этом вопросе была поставлена только в 1995-м. Как все-таки выяснилось, Корней Герасимович был расстрелян по приговору ВЧК буквально через год после ареста, в 1938 году, в Хабаровске. Из архивов пришли даже копии допросов, читая которые, понимаешь, как ломали людей чья-то черная ненависть и ложные доносы. Но жизнь все-таки распорядилась так, что после вскрытия архивов из села Картун пришлось съехать и всем, кто имел родственные связи с именами доносчиков.

Возможно, что сама Екатерина Корнеевна жила бы дальше уже спокойно и без хлопот, но выросшие дети, а затем и внуки не собирались оставлять в биографии своей мамы и бабушки никаких неясностей и тем более несправедливости. В 2017 году после проверки, проведённой по поручению Администрации Президента Российской Федерации, Шустик Екатерине Корнеевне были вручены государственные награды СССР: медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За победу над Японией». Её служба, как бойца-пожарного, отмечена памятными медалями МЧС России: «Маршал Василий Чуйков» и «Пожарная охрана на службе людей. 1918-2018». И сегодня Екатерина Корнеевна является последним из доживших до наших дней непосредственным участником Хутоусской наступательной операции на Имане.

P.S. Уже второй год Екатерина Корнеевна Шустик – наша землячка, потому как переехала из Дальнереченска в село Олений Артемовского городского округа. Она участвует в работе ветеранской организации ОМВД России по г. Артёму, проводит встречи с курсантами Дальневосточной пожарно-спасательной академии МЧС и увлекается вязанием. Окружена вниманием родных и близких.

21 февраля ей исполнился 91 год, с чем мы Екатерину Корнеевну сердечно поздравляем! Также выражаем благодарность действительному члену Русского географического общества Александру Владимировичу Кузьмину, который, собственно, и прислал в редакцию «В» письмо с информацией об этом замечательном человеке.

Автор: Дмитрий Подольский
Дата публикации: 24 февраля 2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки