На главную
Реклама
Главная » Статьи » Общество » Так с кого начинать? Или размышления после первого опыта

Так с кого начинать? Или размышления после первого опыта

Наш город вновь остался без пункта временного содержания безнадзорных животных, или, как его начали именовать в просторечии, «приюта для собак». Назначенный администрацией округа аукцион не состоялся по самой банальной причине: желающих отлавливать, лечить и содержать уличных собак просто не нашлось.

 

Пикетчики

В прошлую субботу, а затем в воскресенье группа активистов-зоозащитников провела два пикета: вначале во Владивостоке, а затем и в Артеме. Главная цель, которую ставили перед собой пикетчики, — отменить муниципальный контракт от 29 октября 2018 года с ИП Скрюченко Б.С. и привлечь к ответственности лиц, виновных за заключение этого контракта. Но дело в том, что указанный контракт уже закончился вместе с окончанием календарного года, а новый просто не заключен, потому как на объявленный аукцион не было подано ни одной заявки. Никто просто не хочет связываться со столь хлопотным, далеко не прибыльным и, как показал первый опыт, очень нервным делом.

Тем не менее, пикетчики собирали подписи под своим обращением, которое они намерены отправить на имя губернатора края, и оставались непреклонны в своем решении. Куратор вопросов зоозащиты владивостокского Фонда «Горожанин и гражданин» Светлана Петропавлова показала мне ГОСТы и СНиПы и сформулировала главную претензию собравшегося сообщества к артемовскому пункту временного содержания безнадзорных животных: «Мы создаем объединение волонтеров и готовим проект по внесению поправок в законодательство по поводу обращения как с домашними, так и с безнадзорными животными. И артемовский пункт должен был с самого начала работать не по заявкам, а именно собирать по городу бродячих собак. Но главные наши вопросы заключены в нарушениях норм содержания, начиная от соответствия необходимым параметрам вольеров для собак и заканчивая отсутствием карантинника для передержки животных и врача-ветеринара». К нашему разговору присоединился еще один волонтер Татьяна Брагина, которая не столь категорична в оценках и суждениях, но основной акцент делает на несовершенство федерального и местного законодательств: «Скажу так, что основой для такой работы должны быть государственные, а не частные приюты. Конечно, должны привлекаться и волонтеры, и частные лица-зоозащитники для прозрачности работы таких приютов, но основа должна быть государственной. Нынешнее положение вещей не имеет такого контроля. Тендер выигрывает частник, питомник находится на частной территории, и самое главное, что краевой закон не предусматривает выделение средств на стерилизацию собак. А какой смысл их содержать полгода, а затем опять выпускать на волю?».

 

Специалисты

Конкурсы на заключение контракта по отлову и содержанию безнадзорных животных администрацией округа объявляются регулярно еще с 2014 года, но желающих работать в этой сфере не находилось. И здесь стоит напомнить те положения и цифры, которые предусматривает региональный закон №472, который наделил органы местного самоуправления полномочиями по «организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных, защите населения от болезней, общих для человека и животных». Этот закон определил годовую норму отлова таких животных, исходя из численности проживающего населения, и для Артемовского городского округа эта цифра составила 233 головы. На каждую особь краевые специалисты отвели общую сумму в 7779 рублей, в которую входит отлов, учет, лечение, содержание животного в течение 180 дней. Если взять только содержание, которое составляет 4511 рублей, и разделить его на указанное количество дней, то получится 25 рублей в сутки на ту же собаку. А теперь представьте себе хотя бы 20 собак одновременно под вашей опекой и попробуйте их на эти деньги прокормить. А если их будет 50, а если 100? Но ведь изначально надо еще иметь в собственности или в аренде достаточный по площади участок земли, отстроить на нем вольеры, закупить инвентарь для отлова, иметь приспособленный для сбора бродячих животных транспорт, заключить договора с ветеринарными службами и даже крематорием, в случае необходимости прибегнуть к эвтаназии и ликвидации опасно больного животного. Начальник производственно-технического отдела управления жизнеобеспечения и благоустройства администрации АГО Татьяна Матвеева не скрывала несовершенства краевого закона №472 КЗО, о чем она и говорила корреспонденту газеты: «Закон, мягко говоря, сырой. С его разработчиками мы переписываемся и ведем переговоры постоянно. При его прочтении уже возникало много вопросов, а реально работать по нему почти невозможно, в том числе укладываться в существующие нормативы по финансированию. Разработчики утверждают, что в ближайшее время в него будут вноситься необходимые изменения и корректировки, так как у нас и у наших коллег из Уссурийска, которые тоже попробовали реализовать его, возникают одни и те же проблемы». Тем не менее, в октябре прошлого года первый контракт был заключен, и предприниматель Борис Скрюченко попробовал по нему работать. Тогда же с главой округа обсуждался и вопрос о выделении средств из бюджета 2019 года на стерилизацию собак, чтобы начать снижать их «уличную популяцию». Хорошо или не очень, но процесс пошел. До конца года предприниматель освоил 460 тысяч рублей. И отловил 113 собак. На каждую собаку был составлен акт, и все акты были сданы и проверены. За период исполнения контракта питомник неоднократно проверялся сотрудниками государственной ветеринарной инспекции Приморского края, которая разрабатывала региональный закон, контролирует его исполнение и выделяет деньги, заложенные в краевом бюджете. Нарушений найдено не было. Свои проверки проводила прокуратура, приезжала полиция. Проверку по исполнению контракта проводило и краевое управление антимонопольной службы, которое явных нарушений не выявило и пришло к выводу, что контракт действующий и работать по нему можно.

 

Социальные сети

Нервы специалистам администрации и предпринимателю начали «скручивать» социальные сети. Причем сразу же после заключения контракта. Новость об открытии в Артеме пункта временного содержания животных стала сопровождаться жуткими комментариями и не менее жуткими фотографиями мертвых собак, кровавых пятен и прочими ужасами негуманного обращения с животными. В выражениях авторы так называемых «постов» откровенно не стеснялись, и многие из них вполне соответствовали нескольким статьям Уголовного кодекса. Самое мягкое из таких сообщений: «наслать порчу до конца жизни». Авторы также называли себя зоозащитниками и требовали пункт содержания безнадзорных животных закрыть, а контракт расторгнуть. Как оказалось, не только простые граждане, но и сами зоозащитники разделились на два непримиримых лагеря.

 

Другие зоозащитники

На протяжении всей работы пункта предпринимателю Борису Скрюченко помогают Евгения Киргизова и ее подруга Наталья. Евгения говорит о том, что когда питомник только открылся и пронесся слух о массовом отлове собак в Артеме, она была настроена очень негативно: «Тоже думала, а вдруг их там убивают. Поехала туда в самый первый день, когда в питомнике открыли ворота для журналистов и проверяющих из городской администрации. На тот момент в питомнике было семь собачек. И я сразу приняла для себя решение помогать собакам. Не Борису, не администрации, а именно собакам». И сегодня, когда контракт уже закончился, она не перестает заботиться о тех животных, которые остались: 18 щенков, 12 кобелей и восемь взрослых сук. За свои деньги купила сыворотку от болезней и сделала собакам прививки, постепенно пристраивает щенков к новым хозяевам. И таких щенков роздано уже более 30. В тот самый день, когда пикетчики стояли на городской площади, Евгения вернулась из владивостокского фонда помощи бездомным животным «Умка», где ей загрузили целую машину корма и сказали: «Вези своим собачкам в Артем». Евгения тоже недоумевает, почему все так резко разделились во взглядах, ведь изначально казалось, что вместе и сообща будет делаться одно хорошее и общее дело. «Непонятно, — рассказывает она, — как еще с порога можно было начать оскорблять человека, прямо с первого дня, даже не разобравшись в положении дел. Вот вы бы пустили к себе во двор во второй раз того, кто при первой же встрече начал бы вас обзывать убийцей и живодером? Я бы не пустила».

 

Пункт содержания

Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И в пункт содержания бездомных животных, который находится за селом Кролевец, мы небольшой бригадой журналистов наведались с утра без предварительного согласования. Позвонив Борису Скрюченко только у самого въезда на территорию хозяйства, мы были встречены работником Игорем, который и провел нас по вольерам для собак. Рулетками мы там на соответствие ГОСТам и СНиПам ничего не мерили, да и цели такой не было. Щенки от радости общения уделали своими лапами все мои брюки, стоило только зайти к ним в вольер, взрослые кобели недоверчиво то уходили внутрь, то опять с любопытством выглядывали наружу, стерилизованные суки, еще с послеоперационными бандажами на животах, степенно помахивали хвостами. Крытые вольеры со свежей соломой можно встретить далеко не в каждом частном подворье, и телевизионный оператор даже грустно заметил: «Что-то стало мне стыдно перед своими собаками». На мой вопрос: хорошо кормите? — работник Игорь ответил несколько философски: «Найдите здесь хоть одного худого пса. Я сам столько не ем…» и повел показывать кухню с бачками каши на плите, ящики с костями и мешки сухого корма. Оценивая увиденное, можно вспомнить и Остапа Бендера с его фразой: «Да, это не Рио-де-Жанейро!», но, право слово, всего за два месяца большего сделать просто невозможно. Да и не пытался никто.

 

Контракт

На новый контракт предприниматель Скрюченко не вышел. Безнаказанных оскорблений в свой адрес и ежедневного полоскания своего имени в социальных сетях мало кто выдержит. Изначально вложив свои средства в постройку тех же вольеров, закупку автотранспорта и инвентаря для отлова животных, возможно, что он вообще оказался в убытках. Но говорить об этом он не хочет. Просто не вышел на контракт и все. А тем временем в администрацию округа и конкретно главе продолжают поступать заявления граждан с требованием принимать меры к бродячим собакам. Об этом говорят жители на всех встречах с руководством города. Об этом постоянно пишут в служебных записках представители ОМВД, к которым граждане обращаются непосредственно уже при наступлении ЧП. Таких обращений в администрацию зафиксировано 46 и в ОМВД – 36. Бродячие собаки нередко проявляют агрессивность, и особенно тревожно, когда они целыми стаями становятся на пути детей или пожилого человека. Так было на улице Лазо, где ногу пенсионеру искусала бродячая собака, так было в Кневичах, где ребенку бесхозный пес нанес рану лица и разорвал ухо. И что с этим-то делать?

P.S. Как заметил один мой хороший знакомый в ходе дискуссии на заданную тему и «пролистав» поднявшийся шум в социальных сетях: «А откуда они берутся, эти бесхозные и злые собаки на наших улицах? Их выкинули из дома такие же злые люди. Отчего им быть добрыми и хорошими, если они сами видели только злость. Так, может, с людей надо начинать, а не с собак?».

Автор: Дмитрий Подольский
Дата публикации: 4 февраля 2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки