На главную
Реклама
Главная » Статьи » Благоустройство, ЖКХ » Два дома — два образа жизни, или О том, как 80-летняя активистка свой МКД преобразила

Два дома — два образа жизни, или О том, как 80-летняя активистка свой МКД преобразила

Могут ли два однотипных дома, стоящих на одной улице и находящихся под управлением одной компании, разительно отличаться друг от друга? Могут, да еще как — начиная от состояния придомовой территории и заканчивая последней канализационной трубой. Причин, порождающих то самое разительное отличие, можно называть много — и объективных, и субъективных. Но главной всегда была и остается одна — есть или нет  у дома хозяин.

Образ первый

С председателем совета дома на улице Лазо, 38 Екатериной Григорьевной Огибаловой мы встретились в чистом, вновь заасфальтированном дворе с новыми клумбами. И хотя виделись мы впервые, узнал я ее сразу: из двух сидящих на лавочке женщин одна держала в руке большой желтый фонарь. А зачем женщине днем фонарь? Верно — только для дела, то есть для обхода немалого хозяйства пятиэтажного кирпичного дома.

В 2012 году Екатерина Григорьевна решила наконец-то заканчивать с активной трудовой деятельностью, потому как шел ей  уже восьмой десяток лет, да и интерес появился новый. Обратила она самое пристальное внимание на собственный дом, в котором живет со дня его постройки и который в последнее время стал приобретать унылый, неухоженный и, даже можно сказать, заброшенный вид. «Жить-то мы жили, — вспоминает Екатерина Григорьевна, — но ремонтов не делали, тариф куда-то платили, а зачем и почему, и сами не знали. Тогда и решила, что дальше так дело не пойдет». Вместе с активистами-старожилами собрали жильцов на общее собрание, выбрали совет дома, председателя и взялись разбирать накопившиеся проблемы, коих было предостаточно.

Начали с того, что вычистили и перекрыли подвал, в котором любили не просто ночевать, но буквально жить темные личности бомжеватого вида. Потом принялись за замену в подвале сначала тепловых, а затем и водопроводных труб. Поменяли все. Работы проводились за счет установленного совместно с управляющей компанией тарифа и тщательно контролировались председателем и советом дома. Постепенно поставили капитальные козырьки над подъездами, установили отсекающие краны по теплу и воде на каждую квартиру. Установлены также были общедомовые счетчики на воду и электроэнергию, тепловой узел. За счет собственных средств сделали косметический ремонт подъездов и установили в них пластиковые окна, впоследствии включив эти работы в общий тариф. «Я все считаю, — говорит Екатерина Григорьевна, — ведь и живые деньги сложно собрать с жильцов, и высокий тариф не сделаешь. Поэтому смотрю, когда высвобождаются какие-то средства и на что их можно направить». Кстати, один из таких примеров произошел буквально этой весной. После ремонта придомовой дороги все смотрелось хорошо и красиво, за исключением клумб, которые хоть и стояли в обрамлении нового бордюрного камня, но были пусты, то есть совершенно без земли. «Посчитала деньги, которые должны были пойти зимой на уборку снега и посыпание песком дорожек, — улыбается председатель совета дома, — пошла к директору АУК и говорю: «Андрей Николаевич, эти услуги не оказывались, поэтому привезите нам за их счет землю». И теперь наши клумбы уже цветами засажены».

Она действительно все считает. Проверяет все сметы и категорически запретила жильцам подписывать акты выполненных работ, как это нередко бывает в большинстве многоквартирных домов. И в управляющей компании, и в подрядной организации прекрасно знают, что свою подпись под отчетными документами по Лазо, 38 могут ставить только три человека, наделенных полномочиями совета дома. Просчитывала Екатерина Григорьевна и возможность асфальтирования придомовой территории, через которую проходит водовод, и при его замене пропали последние признаки бывшего асфальта.  Но оказалось, что без субсидий необходимые затраты на такие работы жильцы за свой счет просто «не вывезут». Не раз и не два ходила в администрацию округа: напрямую к главе и к специалистам управления жизнедеятельности и благоустройства. Выход был найден, и капитальный ремонт придомовой территории включили в муниципальную программу благоустройства, которая предусматривала финансирование 70% затрат за счет муниципального бюджета. А сегодня перед председателем стоит новая задача — пробить установку малых форм на детскую площадку, контуры которой уже четко обозначены специальным ограждением, и сама площадка посыпана песком.

Вместе с Екатериной Григорьевной мы спускаемся в подвал, и ее большой желтый фонарь освещает новые трубы водопроводных стояков, тепловой узел, общедомовые счетчики. В подвале сухо и нет даже намеков на какие-то протечки или подтопления. Из подвала — в подъезды, где все чисто, аккуратно и даже цветы на широких белых подоконниках несколько сбивают с толку после сравнения увиденного со среднестатистическим городским подъездом. «В тариф этого года, — говорит председатель, — мы заложили ремонт фасада. А вот на следующий год надо предусмотреть ремонт крыши, потому как две квартиры на пятом этаже подтекают. Практически за восемь лет в доме мы привели в порядок почти все».

Пока я следовал по территории дома, лестничным площадкам, техническим помещениям, меня не покидал навязчивый вопрос: неужели все может быть просто и гладко? Я все-таки задал его. «Нет, конечно, — сказала Екатерина Григорьевна. — Вначале приходилось бороться с неплательщиками тарифа за обслуживание дома и даже вывешивать их списки на дверях подъездов. Они злились, срывали бумаги, но постепенно все выровнялось, и сегодня большинство жильцов очень ответственно относится к оплате квитанций за ЖКУ. Из 69 квартир остались только два злостных неплательщика, которые еще и жалобы любят писать в разные инстанции и все время что-то выискивают негативное то в работе управляющей компании, то совета дома. Наверное, такие люди есть в каждом доме. И с директором управляющей компании общий язык нашли не сразу. Андрей Николаевич Ким – хороший производственник, но ведь и я по специальности техник-строитель, и первые наши разговоры с ним проходили в очень жесткой форме. По своей работе я составляла очень много смет и прекрасно разбираюсь в том, что и как  пишется, как считается и как выполняется. Но мы с директором АУК все-таки поняли друг друга, и сегодня между нами нормальные отношения. Сметы на проделанные работы мне дают без вопросов, и даже часть затрат при асфальтировании нашего двора управляющая компания взяла на себя».

Екатерина Григорьевна Огибалова, несомненно, из тех людей, которых катастрофически не хватает очень многим нашим многоквартирным домам. Только вот сама она постоянно напоминала мне, что абсолютно необходимо сказать о ее незаменимых помощниках в любом вопросе. Это Тамара Картищенко, Валентина Ермошина, Раиса Моркус, Светлана Шелковая. «Мы вместе работаем с людьми, — заключила она, — это самое главное. Иначе ничего не получится».

P.S. Когда наша встреча подошла к концу, Екатерина Григорьевна засобиралась: «Ой, тоже пора, надо поставить в гараж машину». «Что?» — удивленно спросил я. «Так мне в прошлом году исполнилось 80 лет, — засмеялась она, — и водительское удостоверение мое заканчивалось. Прошла медкомиссию и продлила права. Теперь могу еще десять лет кататься».

Образ второй

Дом 16/1 на той же улице Лазо уже попадал на страницы газеты в подборке фотофактов о контрастах нашего города. Неприглядный внешний вид, разбитая придомовая территория со вдавленными в землю колодцами, какая-то неухоженная детская площадка, заставленные машинами газоны, приплюснутые сбоку старые железные гаражи — все это действительно вызывает тоску и уныние. Да еще и в самом центре города — выше кинотеатра «Шахтер». Тогда ко мне подходили какие-то развесёлые мужички и вещали: «Точно, пропечатай это все. Пусть они увидят, что творится». Только вот кто эти «они», так и не объяснили. Часть дороги развалили еще при подводе коммуникаций к строящимся высоткам, часть развалилась сама уже от времени.

На днях в редакцию «В» позвонила жительница дома, ветеран труда, инвалид 2 группы  Лариса Леонидовна Козина и посетовала на то, что дом все больше приходит в упадок. «Живу на первом этаже, и все подвальные запахи проникают в квартиру, — рассказала она. — Поменяла у себя трубы, в том числе и канализационные, до самой ревизии, и обратилась в УК, чтобы и в подвале их поменяли. Но мне в ответ прислали массу фотографий подвала и труб с разъяснением, что все там в порядке. Из всех видов обслуживания дома вижу только одну больную уборщицу, от которой очень мало проку. Ремонт в подъезде за 47 лет делали всего один раз, да и то собственными силами, когда у соседки дочь замуж выходила. А еще в октябре 13-го года приезжал трактор, начал ковырять разбитую дорогу, но тут пошел снег. Тракторист все развороченное опять заровнял и уехал с обещанием вернуться весной уже с асфальтом. Но не вернулся. Заасфальтировали весной почему-то двор дома напротив. Активных людей действительно очень мало, да и все они уже преклонного возраста, поэтому и домом заниматься практически некому. Все стало еще хуже, когда многие квартиры стали сдавать в аренду и между жильцами вообще пропала какая-либо связь. Вот такая получается невеселая история».

P.S. Стоит добавить, что тариф за обслуживание общедомового имущества этих двух домов на улице Лазо имеет разницу более чем в полтора раза. И если вы подумали, что тариф больше там, где постоянно что-то делается, то есть в доме №38, то глубоко ошиблись. Тариф больше в доме №16/1, где мало что делается. Такая вот закавыка.

Автор: Дмитрий Подольский
Дата публикации: 26 мая 2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки