На главную
Реклама
Главная » Статьи » Парк культуры » Размышления после спектакля

Размышления после спектакля

В канун праздника Великой Победы на сцене Дворца культуры был показан концерт «Память сердца». Театральное действо, перенеся во времена военного лихолетья, поразило в самое сердце, всколыхнуло в моей душе воспоминания о героической родине, родных и близких.

 

Память

Я родился в Белоруссии. Её земля вся пропитана кровью советских солдат и мирных жителей. Во время войны были уничтожены белорусские города, сожжены сотни деревень. Моё детство прошло в постоянном напоминании о прошедшей войне. До школы моя семья жила в древнем Слуцке, который во время войны был полностью разрушен.  Каждый день мама водила меня в детский сад мимо монумента Славы погибшим воинам. Возле него постоянно проводили митинги и демонстрации. Позже мы переехали в соседний город и жили на улице генерала, подпольщика и партизана Василия Козлова. Школа, в которой я учился, носила имя командира партизанского отряда Константина Заслонова.

К началу войны моему отцу было 9 лет. Двое его старших братьев ушли на фронт. Самый старший пропал без вести в 42-м, другой брат вернулся. Отец вспоминал, что постоянно хотелось есть. Их село фашисты не оккупировали, а лишь прошли маршем и назначили старосту из местных. Они приезжали периодически за продуктами. Также деревенским приходилось кормить мужчин и парней, которые не успели уйти на фронт и прятались в соседнем лесу. Позже, когда Белоруссию стали освобождать, одни ушли с партизанами, другие с армией, старики и инвалиды остались поднимать колхоз. Отец рассказывал, как в голод ловили для еды рыбу и ондатр, собирали на островах яйца чаек и уток, варили суп из крапивы, лебеды и кленовой поросли, ходили в лес за грибами и ягодами. От голода и болезни в 45-м умерла мама отца. Мой дед, искалеченный в 37-м, дожил до моего четырёхлетия.

Моя мама хлебнула чашу войны сполна. Село, где они жили, несколько раз переходило от Красной армии к фашистам. Моей бабушке, маме и её старшему брату удалось попасть в эшелон, который увозил людей вглубь страны. Под Смоленском их атаковали фашистские бомбардировщики. Мою бабушку убило осколками, маме осколки попали в голову и плечо. Она сначала трясла и звала свою маму, а после потеряла сознание. Её спасли, и она оказалась в детском доме. Ей было только 6 лет. Мама вспоминала, как в первую военную осень собирали колоски и картошку в поле. Весной сами вскапывали землю и сажали, что можно вырастить для детского дома. Свою старшую сестру, которая вышла замуж до войны и уехала, она нашла только в 1962 году. Помогло чудо и то, что они были очень похожи. Выйдя замуж за моего отца, она часто приезжала с ним в его родную деревню. Там знали, что мама потеряла брата и сестру. Однажды ей сказали, что в десяти километрах, в деревне, живёт женщина, очень похожая на неё. Так они и встретились. Брат, которого она потеряла во время бомбёжки под Смоленском, нашёлся в 1972 году, он-то и рассказал, что фашисты расстреляли их отца.

Я не застал следов войны на белорусской земле. Только памятники и мемориалы. Я был в Брестской крепости и видел расплавленный огнём кирпич, который волной растёкся по сводам бастионов. Видел границу с Польшей и Буг, фляга воды из которого стоила жизни многим защитникам крепости. С Кургана Славы, что под Минском, я осматривал панораму прошедших боёв. В Хатыни видел памятник «Непокорённый», читал названия сожжённых деревень и смотрел на тысячи посаженных красных цветов, которые, как кровью, застелили многострадальную землю моей родины. Вот почему этот спектакль стал мне близок. Это моя история, история моей семьи.

 

Сердце на разрыв

Бывает так, что книга оказывается интересней фильма, снятого по ней. Бывает, что режиссёр настолько меняет сценарий, что  теряется смысл книги. Всё зависит от цели и способностей. В целом же оценку этим стараниям, воплощённым в спектакле или фильме, даёт зритель. Аплодисментами. В этот вечер недостатка в них не было.

Спектакль начался с разговора убитого солдата с его командиром, дожившим до победы. Майор корил себя, что не уберёг рядового, а тот отвечал, что война и смерть идут рядом. Их диалог продолжил Яша Катаев, который, стоя в луче света, читал стихотворение: «Я ангелом летал. И видел дым сражений. Никто не виноват, что все хотели жить. Я пули отклонял. Они летели к цели. Но всех спасти не мог и все хотели жить».

Это было начало войны. Большие потери наших солдат. Смерть не успевала собирать свою жатву. Страх, шок, разлука. Мужчины ушли на фронт. Опустели дома, в семьи пришло горе. С ним и вышли на сцену женщины и дети той поры. В глазах недоумение и неизвестность, в движениях и мыслях неуверенность. Как жить дальше? Что их ждёт? Сколько страданий предстоит им перенести? Всё это было в их монологах. И вдруг, как чёрные беспокойные птицы, выбежали на сцену девушки. Их метания, взлёты и падения воплощали крики женских душ, чёрные мысли реальной беды.

Всё это время на экран сцены проецировались эпизоды войны. Разрушенные здания, залпы орудий, раненые бойцы. И минуты без боёв. В это время солдаты писали письма, что живы и ждут встречи. Без мужнего или сыновьего письма рвалось сердце жены и матери, не было покоя до новых строк: «Жив, здоров».

Война набирала обороты, всё больше мужчин уходило на фронт. Вокзальный перрон стал символом разлуки. Последний гудок паровоза, как сигнал для вечного ожидания.

Фашисты рвутся к Москве, в блокаде Ленинград. На экране страшные кадры лишений. Голодная смерть опутывает паутиной ослабевших и уставших ленинградцев. Дневник Тани Савичевой стал символом стойкости блокадников. Таня Белова, ровесница той Тани, прочитала эпизод из её дневника.

Набат памяти веками должен звонить об этих людях. Они были рождены для счастья, мечтали о большом и светлом, не зная, что их судьбы уже предрешены.

На сцене мама и её маленький сын со «звездой Давида» на груди. Их удел — еврейское гетто и смерть. Мама знает об этом, но успокаивает испуганного сына. Она остаётся мамой до конца.

Концентрационные лагеря были одним из главных изобретений фашистов по уничтожению «недолюдей». Сотни тысяч «не арийцев» стали топливом для их крематориев. Души сотен тысяч безвинных людей улетели к небу через чёрные трубы печей. Сотни тысяч безвинных людей не нашли успокоения в братских могилах-рвах. «За что?! — кричала дрожащая славянская земля от их израненных и шевелящихся друг на друге тел. Смерть чёрной тучей летала над страной, поливая стальным дождём всех подряд, сея страх и убивая надежду.

Всё вышеописанное воспроизвели в танце артисты в серых одеждах мирской тоски. Страдания, мучения, попытки выжить были показаны в стремительном танце угасающей жизни.

И, казалось бы, надежды не осталось. Но жив русский человек не только надеждой, но и памятью. Помнят люди первую мировую и гражданскую войну, как уходили мужики, как оставались вдовами бабы, как встречали выживших солдат, как рождались ребятишки, и вставала страна.

И на этот раз сломали врагу хребет. Не все вернулись. Но на то она и война, как говорил погибший рядовой.

 

Победа

С победой в домах поселилось счастье. На экране кадры возвращения защитников с фронта. Улыбки, слёзы счастья, поцелуи и море цветов.

Но не всех отпустила война. Рассказ киномеханика о том, как одна женщина увидела на экране своего сына, знаком людям моего поколения с детства. Увидела она его живого, красивого, весёлого. Он шёл в атаку, и только его спина стала последним кадром в памяти матери. Она просила ещё и ещё прокручивать этот эпизод, как будто это могло вернуть его. Мать  хотя бы так хотела видеть свою кровиночку живым. И вдруг песня, взорвавшая зал, с криком надежды отчаявшейся матери: «Алексей, Алёшенька, сынок. Алексей, Алёшенька, сынок. Словно сын её услышать мог. Дома всё ей чудилось кино. Всё ждала — вот-вот сейчас в окно, посреди тревожной тишины постучится сын её с войны».

И наперекор всем смертям, как символ славы и непобедимости советского народа, с колонок понеслось громогласное вступление песни «День Победы», подхваченное квинтетом певцов в армейской форме. «Этот День Победы порохом пропах. Это праздник с сединою на висках. Это радость со слезами на глазах. День Победы. День Победы»…

Я ни разу не слышал таких оваций на выступлениях артёмовских артистов. Крики «браво» неслись со всех сторон. Это была их большая победа.

Режиссёром-постановщиком спектакля была Марина Капуста — ведущий режиссер Приморского краевого центра народной культуры. Театральная труппа: Михаил Минченко, Александр Лаврищев, Елена Федорчукова, Елена Садчикова, Евгения Муравина, Елена Жучкова, Татьяна Позднякова, Александр Цицилин, Константин Кашапов, Евгений Мешков, Александр Нуштаев, Олеся Дёмина, Ольга Каплина, Элина Радзивил, Кирилл Шабанов, Ульяна Гнездилова, Альбина Столярова, Татьяна Тараненко, Анна Гурская, Евгений Рожков, Кристина Гудзь, Алексей Гайдай, образцовые ансамбли «Веснушки» и «Грация». Поддержку артёмовским артистам оказали образцовые хореографические коллективы «Домино-Денс» и «Акварель» из Уссурийска, Антон Абакумов из Надеждинска. Их совместное выступление произвело фурор.

На этой волне оваций на сцену поднялись глава АГО Александр Авдеев и депутат Государственной Думы РФ Владимир Новиков.

— От себя и всех зрителей хочу поклониться вашему замечательному коллективу артистов и постановщиков за все эмоции, пережитые нами за время спектакля, — сказал Александр Владимирович. — Реальными событиями войны доказано и этим спектаклем подтверждено, что победа у нас одна на всех и русский народ нельзя победить.

— Спасибо всем, кто участвовал в этом спектакле, — продолжил за мэром Владимир Михайлович. — К сожалению, в Артёме нет своего театра, но этот спектакль показал, что у нас есть прекрасная труппа актёров, способная разбудить души и сердца зрителей. Я думаю, что этот спектакль должно посмотреть как можно больше артёмовцев, особенно молодёжи. Меняются времена и нравы, но мы всегда должны помнить подвиг наших дедов. Они шли на фронт, жертвуя всем ради своих близких людей и своей страны. Молодёжь, обращаюсь к вам. Моё поколение хорошо знает историю Великой Отечественной войны, и мы стараемся привить вам эти знания, чтобы ничего подобного никогда не повторилось. С Днём Победы, друзья, и спасибо за прекрасный спектакль.

 

Послесловие

Иногда в средствах массовой информации появляются сомнения о необходимости помпезного празднования Дня Победы. Мол, настоящих ветеранов почти не осталось, прошло много лет после войны, в стране есть другие проблемы. Ярким ответом на это может стать только воля народа. Никто не заставляет людей брать в руки портреты своих родственников — участников войны и становиться в строй «Бессмертного полка». В этом году в колоннах памяти прошло более 10 миллионов россиян, святую акцию поддержали в 110 странах мира. День 9 мая стал их праздником, и победа отцов и дедов стала победой этих людей. Пока они помнят события войны, от сердца чтут своих героических предков, так и будет. И эту память сердца очень важно передать последующим поколениям.

Автор: Андрей Киш
Дата публикации: 26 мая 2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки