На главную
Реклама
Главная » Статьи » Я до сих пор летаю… 

Я до сих пор летаю… 

«А вот прошла вся в синем стюардесса, как принцесса – надёжная, как весь гражданский флот», — пел когда-то Владимир Высоцкий. Какие только метафоры не применяют люди к профессии бортпроводника: «небесные ласточки», «королевы неба», «воздушные принцессы»… Глядя на симпатичных, ухоженных женщин в красивой униформе, ловишь себя на  мысли: «Вот у кого жизнь удалась!». И вряд ли кто-то задумывается в повседневной жизни о том, что кажущаяся лёгкость – фасад, за которым скрывается тяжёлый труд и большая ответственность…

Нелли Шамова и Марина Козловская стали летать в начале 80-х. Нелли увидела объявление о наборе бортпроводников в ОАО «Владивосток Авиа», и после неудачной попытки поступить в институт решила попробовать себя в сфере авиации. «Мне было тогда восемнадцать, — вспоминает она, — и для начала нужно было пройти серьёзную экспертную медкомиссию. Обследовали, как в космос. Прошла. Потом три месяца проходила учёбу в Хабаровском учебно-тренировочном центре (УТЦ), где впоследствии все проходили и переподготовку каждые два года.  И началась моя лётная трудовая деятельность. В то время мы летали на ЯК-40, маленьких самолётах на 30 посадочных мест, по Дальнему Востоку. А чартеры летали по всей стране».

«В УТЦ нас обучали по всем направлениям, — подхватывает Марина, — начиная с понятия «авиация» и основ законодательства до правил работы с техникой и техники безопасности, профессиональной этики, доврачебной медицинской помощи и основ психологии. Профессия бортпроводника включает в себя навыки порядка ста других различных профессий».

Стюардесса — это не просто девочка, которая подаёт напитки. С самой первой минуты, когда она начинает встречать пассажиров, она оценивает каждого, чтобы понять, какая публика собралась на борту. И это очень важно, потому что, находясь в замкнутом пространстве, люди способны создавать нештатные ситуации, которые будет «разруливать» именно она. И это не автобус, который можно остановить у обочины и высадить зарвавшегося субъекта.

Бортпроводник отвечает и за здоровье пассажиров. Марина Козловская сталкивалась с ситуацией, когда экипажу пришлось совершить незапланированную посадку, чтобы спасти человеку жизнь. «Мы летели из Благовещенска в Москву, когда бортпроводнику-стажёру стало плохо, —  говорит она. — Командир принял решение совершить вынужденную посадку, а это всегда влечёт за собой много проблемных организационных моментов. Тем не менее, чтобы не подвергать риску человека, мы приземлились в Красноярске, сняли девочку с борта и передали на руки врачам. И правильно сделали — ей успели вовремя помочь».

Бортпроводники наравне с другими сотрудниками авиакомпании работают на имидж предприятия. В какой-то мере, на них лежит даже больше ответственности. Они — лицо компании. Поэтому улыбка — их основное оружие. Улыбка и недюжинная выдержка.  Для пассажиров они — сама непринуждённость. На деле — постоянное напряжение, собранность и множество физических неудобств, которые никак не должны отражаться на лице и манере держаться. Не зря, ох, не зря, бортпроводники уходят на пенсию на 10 лет раньше, чем основная масса женщин. Это же касается и лётчиков. «Есть у нас такая печальная нота, — говорит Марина, — за минувшую неделю на предприятии умерли пять пенсионеров. Мужчины — в расцвете лет, им чуть более 60-ти. Сказываются нагрузки и перегрузки».

Позже стали летать на ТУ-154. Соответственно, увеличилось количество пассажирских мест — 162. Марина вспоминает, как в начале 90-х появились первые салоны бизнес-класса. «Авиакомпании надо было выживать, — делится она, — и в самолетах стали появляться бизнес-места этакого кустарного производства. Установили перегородочку, чтобы отделить основной салон, поставили более улучшенный тип кресел, увеличили «шаг» между ними, закупили фарфоровую и стеклянную посуду. Такой «комфорт» нельзя было назвать комфортом в полном понимании этого слова. И бортпроводникам приходилось компенсировать это удвоенным вниманием к пассажирам. Вот здесь обслуживание было на высшем уровне. И даже пассажиры, недовольные внешним видом и удобством в бизнес-классе, покидали самолёт с улыбкой и часто оставляли благодарные записи в книге отзывов.

Летела как-то Марина Козловская из Петропавловска-Камчатского в Пусан чартерным рейсом. И один пассажир, который занимался его наймом и оплатой, решил, что имеет право на всё без исключения. Потребовав от бортпроводника услугу, которая ни в коей мере не входит в круг её обязанностей, и получив отказ, он начал просто издеваться над стюардессами. На протяжении получаса ежеминутно нажимал кнопку вызова и требовал принести то чай, то кофе, то воду. И приносили, с улыбкой. Поразвлекавшись вволю, наконец, угомонился. И такое свинское поведение со стороны некоторых пассажиров случается.

Однако хороших, благодарных людей гораздо больше, уверены Марина и Нелли. И здесь  можно отдельно сказать о книге отзывов, в которой многие пассажиры не ленятся оставить добрые слова. Некоторые даже посвящают бортпроводникам стихи, причём на разных языках.

Работа их специфична ещё и тем, что, как в армии, они готовы были по звонку явиться в аэропорт, чтобы отправиться во внеочередной рейс. На такой случай каждая всегда имела собранный чемоданчик с документами и сменой белья. Однажды такой чемоданчик один из пассажиров у Нелли и увёл, выходя из салона. Пришлось ей потом восстанавливать паспорт и другие бумаги, и больше она уже поклажу не оставляла в доступности.

Не могу не сказать о физических неудобствах, которые испытывали на себе стюардессы. Во-первых, пока сдавали-принимали салон самолёта, делали это в холоде. Салон нагревали тепловой пушкой непосредственно перед посадкой пассажиров, и полностью он прогревался уже только при включенных двигателях. Во-вторых, рабочий день в тысячи километров приходилось проводить на ногах в туфельках. Поэтому после рейса, вернувшись домой, просто падали от усталости. При этом необходимо было соблюдать безупречный внешний вид: костюм с иголочки, шарфы, головные уборы. Вспоминают Нелли и Марина о голубой форме: пальто с серым каракулевым воротником и шапочка из такого же каракуля. «Это было непрактично, — смеются они, — но очень красиво!».

Они редко видели своих детей, и их удалось вырастить и воспитать только благодаря тому, что рядом были бабушки, которые взяли на себя их материнские функции. Поэтому крайне важно для летающего состава авиакомпании иметь надёжный тыл.

Нелли Шамова и Марина Козловская — бывшие бортпроводники, имеющие за плечами 30-летний стаж работы. Они не могли не упомянуть своих коллег, и в канун Дня Воздушного Флота желают им чистого неба и здоровья.

Несмотря на трудности профессии, которой посвятили жизнь, они с ностальгией вспоминают о ней. «Я до сих пор летаю, — говорит Марина, — во сне…».

Автор: Валентина Серебрякова
Дата публикации: 18 августа 2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки