На главную
Реклама
Главная » Статьи » Хочу вернуться в детство

Хочу вернуться в детство

Ромка – типичный выпускник детского дома. В свои 20 лет имеет большой багаж жизненного опыта. По большей части – негативного. Несмотря на планы, живёт одним днём. При этом на жизнь не жалуется, принимая её такой, какая она есть. Никому не завидует, с проблемами справляется, как умеет, и решения принимает самостоятельно. Но остро нуждается в поддержке взрослых, мудрых людей, хотя, кажется, сам этого не осознаёт и вряд ли признается…

 

ЕСЛИ МЫ ЕЩЁ НЕ ОЧЕРСТВЕЛИ

Он оказался в детском доме с. Вольно-Надеждинское в 13 лет, после того, как родителей лишили родительских прав. Самый тот возраст, когда авторитетов нет, а внушения только раздражают. И, несмотря на то, что и воспитателям помогал, и на просьбы откликался, и озлобленным не был, не избежал Ромка участи преступника, «загремев» спустя два года в колонию по «малолетке» за кражи. Почему воровал? Хотелось иметь и велосипед, и «мобильник», и деньги, а где взять? И шёл на преступление. Опыт малолетнего сидельца рассматривает как ценный для себя. «Многое там понял о жизни», — говорит он сейчас. Остаётся только догадываться, какие такие ценные знания парень там приобрёл.

Высокий и светловолосый, аккуратно и модно одетый, ведёт себя свободно и при нашей встрече предупреждает, что рассказывать будет всё так, как есть, без обиняков.

Отбыв в колонии Омска положенные полтора года, вернулся в детдом. А вскоре поступил в Артёмовский колледж сервиса и дизайна, поселившись в общежитии. Всегда хотел быть поваром. Там же на первом курсе познакомился с Наташей, которая училась на парикмахера. Она тоже детдомовская, но из Артёма. «Любовь-морковь» быстро привела к беременности, и, как честный человек, Рома зарегистрировал отношения в ЗАГСе. Вскоре родился Артём Романович, которому уже год и семь. Жили в «гостинке» в Надеждинске до тех пор, пока в марте этого года не случился там среди ночи пожар. Выгорел весь первый этаж. Из окна выбрались в том, что было надето в тот момент, Рома – даже босиком. Погорельцев разместили во временном жилье. А потом молодая семья обосновалась в летней кухне на отцовской территории. «Я там всё оборудовал, отремонтировал, так что условия нормальные», — говорит Роман.

Первая трудность, с которой он столкнулся, выйдя из стен детского дома в самостоятельную жизнь, – острая нехватка денег. «Их практически вообще не было, — признаётся он, — порой даже на еду, не говоря уж об одежде. Выкручивался, как мог: занимал, подрабатывал грузчиком за 250 рублей в час, колол и складывал дрова». Сейчас, со стипендией в 8 тысяч, как он говорит, стало гораздо легче. Получив стипендию, закупает продукты, памперсы, что-то оставляет на жизнь, малую часть тратит на нехитрые удовольствия.

Семейная жизнь не ладится. «Всё, разводимся, — резюмирует Рома, — не сошлись характерами, на днях пойду на развод подавать». И некому посоветовать да по-матерински рассказать, что семейная жизнь – не розовый замок, что в любой семье бывают кризисы, и не только в молодой. И что надо немного потерпеть, да где-то постараться, да засунуть подальше своё эго.

Кто бы их этому научил? Тех, кто в жизни своей не видел нормальных человеческих взаимоотношений, у кого не было перед глазами модели поведения любящих родителей, кому никогда ни мама ни папа не объясняли, что семейная жизнь – это труд каждодневный и порой жертвенный. Откуда им это знать, когда с рождения эти дети по большей части были предоставлены сами себе и выживали, как могли, и духовные ценности в их головы и сердца никто не вкладывал?.. Вот и рубят с плеча и детей своих обрекают на ту же безотцовщину, какой являются сами. Не к кому голову приклонить. А как мы все в этом нуждаемся, даже взрослые дяди и тёти! Что уж говорить про 20-летних Рому и Наташу! Они просто дети, несмотря на то, что совершают взрослые поступки. Взрослые, но не зрелые.

Что будет с Наташей, пока неизвестно. Вроде её готова принять родная тётя, проживающая в Санкт-Петербурге. Но это вилами по воде писано. «А как же сын?» — спрашиваю. «Да я каждый год буду летать к нему на день рождения», — уверяет Рома. Ох, знаем мы этот первоначальный порыв… Чаще случается как в поговорке: с глаз долой – из сердца вон! Печально.

Хотя Роман с ностальгией вспоминает, как забирал жену из роддома, как украсил комнату воздушными шарами, как подарил огромный букет, а дорожку и лестницу осыпал лепестками роз. Прошли они вместе и горестный момент потери второго, ещё не рожденного ребёнка, и вспоминает он об этом с надрывом, когда ночевал в больнице и врачей умолял спасти молодую жену, потому что жизни без неё не представлял. «Я один не выжил бы, — говорит парень, — даже к Татьяне Викторовне, нашему завучу колледжа по воспитательной работе, приходил плакать». На год брал академический отпуск, чтобы помочь жене, пока она восстанавливалась после трагедии.

Учиться ему ещё два года. Надеется работать по специальности. После окончания учёбы хочет пройти срочную службу в армии. Ещё планирует приобрести профессию технолога пищевой промышленности. И в море мечтает походить.

Рома – частый гость в своём детском доме: помогает по хозяйству, общается с воспитанниками, с воспитателями. Соцпедагог Ольга Сущенко и воспитатель Елена Тюлькова знают о нём всё. Связь не теряется.

Неделю назад Рома, как сирота, получил от государства собственную квартиру. Говорит, что ремонт там отличный, только мебель завози и живи. Это хорошая новость. Больше не придётся углы отирать. Теперь важно это жильё сохранить да долгов по коммуналке не накопить.

«Хочу вернуться в детство, жить в детдоме, чтобы тебя кормили, одевали да ещё и соску давали», — делится Роман. Вот это мечта! А говорит это о том, что трудно выпускникам детских домов входить в самостоятельную жизнь. Так трудно, что далеко не всем удаётся в ней адаптироваться, удержаться на плаву, научиться балансировать и не сорваться. Очень хочется верить, что у Ромы это получится, что получится это у Наташи и всех остальных.

Говорят, что чужих детей не бывает. Может, стоит нам, взрослым, проявить больше участия в их судьбе, где-то не отмахнуться, где-то пообщаться, поделиться душевным теплом, если, конечно, мы ещё не совсем очерствели.

 

ПО СЕМЕЙНОМУ ТИПУ

Людмила Казанцева – социальный педагог Центра содействия семейного устройства г. Артёма, проще говоря – детского дома. Сегодня государственная задача – устроить воспитанников таких учреждений в семьи. Но устроить получается далеко не всех. В настоящее время в детских домах активно формируются службы сопровождения. До 23-х лет выпускники будут находиться под пристальным взором социальных педагогов.

«Да мы всегда готовили выпускников к вхождению в социум, — говорит она. — Только теперь это закреплено нормами, ведь усложнились условия жизни. Существует много непредвиденных ситуаций, в которых дети могут растеряться».

В Центре есть разработанная и утверждённая программа «Уроки жизни». В рамках этой программы воспитанников обучают тем навыкам, которые для детей из семьи являются элементарными: готовить еду, мыть посуду, стирать одежду, пользоваться бытовой техникой, формировать гардероб, распоряжаться бюджетом, оформлять документы и так далее.

Сейчас жизнь их в учреждении организовывается по семейному типу. В каждой группе не более 8 человек. А для того, чтобы воспитатель имел возможность заниматься с каждым индивидуально, введено понятие наставничества, когда «под крыло» берутся всего 4 человека. Научить детей бытовым навыкам важно. Но даже если они овладеют ими в совершенстве, это не спасёт их от ошибок моральных и духовных. Поэтому наставник должен вести со своими подопечными доверительные беседы. То есть он – подобие мамы, к которой можно прийти и поговорить о своих переживаниях, задать вопрос, посоветоваться. Это очень важно.

Особый упор делается социальными педагогами на установление родственных связей детей. Они целенаправленно разыскивают родных, родителей, оценивают ресурсы, стараясь убедить тех не терять с детьми связи, и если не забрать их в семью, то хотя бы общаться с ними. «Мы-то до поры до времени, — говорит Людмила Алексеевна, — а им по жизни приклонить голову где-то надо».

Сегодня Центр активно сотрудничает с различными некоммерческими организациями, которые способны проводить с воспитанниками мероприятия, способствующие их адаптации в социуме.

Всё это очень хорошо. Но… Оставаясь в казённом учреждении, ребёнок, лишённый кровных связей, опыта жизни в семье, в первые годы выхода в самостоятельную жизнь, как слепой котёнок. Без положительного примера перед глазами усвоить теорию правильных взаимоотношений невозможно. Не зря мальчишки «хвостом» ходят в детском доме за рабочим, который хлопочет по хозяйству. Он заменяет им образ отца, который и розетку может поменять, и ручку прикрутить. И при этом поговорить, разъяснить, проявить участие. «У нас весь персонал состоит только из тех людей, которые с охотой общаются с детьми. Другие здесь не приживаются, — говорит Людмила Казанцева.

Автор: Валентина Серебрякова
Дата публикации: 26 сентября 2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки