На главную
Реклама
Главная » Статьи » Персона » По дороге мечты Невельского

По дороге мечты Невельского

Он сам не понимает, откуда в нём тяга к экстриму. Возможно, это гены. В  XIX веке первые переселенцы с Украины — его предки. Род Харченко продолжился в деревне Васяновка, которую они основали  в Приморье. Желание перемен, риска, наверное, и передалось от них. На следующий год он планирует предпринять такую экспедицию, чтобы все предыдущие показались детскими шалостями.

 

В ЧЁМ ОШИБКА?

А началось всё довольно банально. Однажды вечером Максим Харченко включил фильм 80-х годов Свердловской киностудии о заливе Счастье про Невельского. В середине фильма всплыл факт, что в Императорской (ныне – Советской) Гавани, открытой Невельским, в первую зимовку погибли порядка 30 человек. Причём казаки — люди закалённые, подготовленные ко всему. «Как так? Что способствовало этой трагедии? Какую ошибку они допустили?» — изумился Максим и начал «копать». Вопрос выживания всегда был для него номером один, и так, мало-помалу, он стал узнавать всё новые и новые факты о жизни и деятельности адмирала.

Попалась ему однажды книга «Подвиги русских морских офицеров на Дальнем Востоке России», которую Невельской написал уже в 70 лет. При нём она в свет так и не вышла, и лишь спустя два года после смерти мужа его супруга Екатерина сделала всё, чтобы книгу издать. В ней-то Максим и нашёл подробности рокового случая в Императорской Гавани. Сейчас не будем вдаваться в подробности этой истории, но для Максима, воодушевлённого подвигом русских офицеров, стало навязчивой идеей рассказать об этом массам.

 

НОВАЯ ПОРА ЖИЗНИ

И началась новая пора его жизни. Три года он занимается спортивными экспедициями по следам российских первооткрывателей. Я бы сказала – спортивно-историческими.

Однако, прежде чем рассказать людям, предстояло сначала пройти весь водный путь, проделанный подчинёнными адмирала, чтобы на себе прочувствовать то, что испытали они: всю гамму физических и эмоциональных ощущений. И стал он готовиться в дорогу дальнюю. На чём? Хотите верьте, хотите нет — на сапе. Притом в одиночку. Без сопровождения людей, которые могли бы его спасти, если понадобится. Без геолокации. Имея при себе лишь лёгкое снаряжение да сотовый телефон, который был полезен только для съёмки коротких видеороликов да в качестве связи в населённых пунктах, где была возможность иногда останавливаться.

Снаряжение вы можете видеть на фото. В него входили: одноместная палатка, коврик, спальный мешок, миниатюрная газовая печка, запас газовых баллончиков, питьевая вода, фото-видеоаппаратура. Из продуктов: сыровяленое мясо (100 г в день), макароны (200 г в день), соевый соус, сахар, чай, крекеры, урюк. Загрузить таких лёгких продуктов на доску можно недели на три. Если в море встречались рыбаки, они сами угощали спортсмена рыбой, крабами, трепангом, гребешком. Но такие встречи случались редко.

 

ЧТО-ТО В НАС ЕСТЬ

Так как по маршруту адмирала совсем немного мест, где можно выйти на берег, чтобы разбить лагерь, Максим останавливался в тех же местах, где и офицеры  Невельского, других вариантов просто не было. В остальном – это скальные бастионы, на которые высадиться невозможно. Чтобы приблизить свои условия к XIX веку, он шёл без спутникового телефона, без прогнозов погоды, так же, как когда-то молодые офицеры. «Вынырнув» утром из палатки, смотрел — стоит выходить в море или нет. Он представлял, с каким снаряжением выходили они. Да практически без снаряжения. А у Максима оно самого высокого качества. В этом ему повезло. «А ещё есть голова, и в экстремальных условиях очень быстро учишься и реагируешь, — говорит он. —  Но самая большая опасность ждала не в море, а на берегу. Медведи. Охотники неодобрительно относились к моей экспедиции, потому что те, кто сталкивается с медведями постоянно, они не то что с ружьём, они с автоматом ходят. А я без ничего. А медведи по ночам приходили в мой лагерь, гуляли вокруг палатки, обнюхивали сап, который пропах рыбой. Это, конечно, жуть. Я чувствовал, как по ладоням стекает струйками пот.

В прошлой экспедиции, стартуя с севера Приморского края, я оказался в супермегааварийной ситуации – попал в шквал, который тащил меня на скалы.  И когда я уже почти погибал, и у меня была дикая паника, какой-то внутренний голос помог принять мне единственно верное решение – не тратить силы зря. Это меня отрезвило. Я заставил себя оценить ситуацию и спасся. Понял, что если оставлю сап привязанным к себе, то он меня и убьёт. Я от него отстегнулся, нырнул, от себя оттолкнул. Его выбросило на берег, а меня волны тянули в море. Я понял, что барахтаться нет смысла, я только усугубляю своё положение. На мне же самый лучший спасательный жилет! А ещё в руке весло – святая святых! Сориентировался и просчитал, что подряд три волны-убийцы обрушиваются на берег, а потом 40 секунд – относительное затишье. И вот в эти секунды стал лихорадочно грести к берегу. Так удалось выбраться. Что-то в нас есть, что просыпается именно тогда, когда мы попадаем в экстремальную ситуацию. Некий затаённый резерв. Если мы сейчас этого не ощущаем, это не значит, что этого нет. Я теперь очень спокоен». Конечно, Максиму помог и опыт двух предыдущих экспедиций, где тоже случались опасные для жизни моменты. Но этот был самым страшным для него.

 

САХАЛИН – НАШ!

Первая экспедиция состоялась в 2017 году. Он прошёл маршрут от Владивостока до Самарги. Тысяча километров по воде, по мечтам адмирала Невельского. Вторая – когда Невельской хотел открыть маршрут между материком и Сахалином. Первым в мире Максим перешёл на сапе Амур, прошёл амурский Лиман, дошёл до мыса Лазарева и увидел пролив между материком и Сахалином, который точно так же увидел и адмирал в позапрошлом веке. Третья экспедиция состоялась в этом году, когда спортсмен, опять-таки на сапе, перешёл пролив в самом узком его месте, чтобы с материка попасть на остров Сахалин. Стартовал с мыса Лазарева прямиком на мыс Погиби. Нужно было преодолеть 7800 км. Местный абориген подсказал, что делать это надо с 3 до 4 утра, когда течение замирает.

Утомлённый двухмесячным переходом по Татарскому проливу до мыса Лазарева, закалённый, он уже был готов ко всему. Узнав, что по прогнозу на завтра ожидается только один безветренный день и что течение замрёт в четыре утра, и что у него будет только два часа, пока оно не разгонится, он, смертельно уставший, лёг спать. Проснулся в два часа ночи и понял, что палатку не шатает от ветра, значит, прогноз сбывается. Вокруг чернота, хоть глаз выколи. И только приглядевшись, увидел еле заметное мигание со стороны острова. Бросив всё, кроме сапа, весла и бутылочки с водой, через пару часов вышел в море. Однако прогноз сбылся не полностью. Ветер был довольно сильный. И хватит ли ему времени при таком ветре добраться до другого берега до начала течения — неизвестно. Гребя к мигающему огоньку, он вдруг понял, что это не свет с острова, а всего лишь фарватерный буй. А значит, он отклонился далеко на север. Но начинающийся рассвет вселил в него новые силы, он уже мог различить стрелку компаса и принял решение идти дальше, ведь полпути было уже пройдено.  «Я так грёб, — вспоминает Максим,  — как никогда в жизни. Сап летел, как ракета. Это был вопрос жизни и смерти. И только когда до острова оставалось 200 метров, позволил себе расслабиться, включил камеру и стал рассказывать о завершении пути. Всё, ребята, Сахалин наш! Рекорд за нами!». Оттуда он прихватил с собой мешочек совершенно особенного крупного, жёлтого песка. Такого нет в Приморье. И так как Максим привёз этот мешочек в редакцию, я тоже ощутила его на ощупь. Причём привёз он не только песок, но и весло, которое оказалось очень лёгким, чего я не ожидала, и можно сказать, я тоже прикоснулась к Сахалину. Волнительное чувство.

 

ШАЛОСТИ ЗАКОНЧИЛИСЬ

Экспедиция прошла под флагом Приморского отделения Русского географического общества – Общества изучения Амурского края, при поддержке администраций Приморского и Хабаровского краев, российской компании BASK, английской компании Red Paddle в лице Якова Улькина, американской компании Kokatat. Генеральным партнером проекта выступил Международный аэропорт Хабаровск имени адмирала Невельского.

Это имя аэропорту было присвоено путём народного голосования. Его руководство взяло на себя общественную миссию напомнить людям, благодаря кому Дальний Восток – наш. На этой почве поддерживают и деятельность Максима Харченко, спортсмена, охваченного идеей продвижения в массы признания заслуг адмирала. Максим, благодаря своим нестандартным начинаниям, становится всё более известной личностью уже далеко за пределами родного края.

Сейчас Русское географическое общество готовит для него плотный график выступлений в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому после лекций в Хабаровском крае Максим отправится на запад России, чтобы и там заниматься просвещением.

Очередную экспедицию он планирует в начале мая. Это будут Охотское море, Шантарское море, гренландские киты и касатки, и куда ж без медведей! Да, «шалости» закончились. Зачем? Когда-нибудь потом он не хочет сожалеть о неисполненных мечтах.

Автор: Валентина Серебрякова
Дата публикации материала: 25.10.2019

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки