На главную
Реклама
Главная » Статьи » Общество » Мы гости на этой земле

Мы гости на этой земле

Такая фраза прозвучала в моей беседе с охотоведом артёмовской общественной организации охотников и рыболовов Дмитрием Савельевым. Я попросил встречи с ним, чтобы поговорить о местной природе и людях, которые ею пользуются с умом, а которые от небольшого ума. Вообще, в преддверии Всемирного дня дикой природы эта тема более чем актуальна.

— Дмитрий Геннадьевич, какую площадь занимают охотничьи угодья нашего городского округа и какие звери и птицы являются их обитателями?

— Территория угодий небольшая, всего 20 тысяч гектаров. Из них 7 тысяч га занимают леса. Они преимущественно лиственные, с вкраплением хвойных пород. Крупных зверей представляют пятнистые олени, косули и кабаны. Хищников, кроме гималайского медведя, у нас нет. Тигр изредка проходит по нашей территории. Можно увидеть белку, бурундука, лису, зайца, куницу-харзу. Разновидностей птиц, обитающих по всей территории, много. Скажу только о промысловых. Это несколько видов уток, фазаны, горлицы, вальдшнепы, дупеля, бекасы. Есть небольшая популяция рябчика, но недостаточная для охоты.

— У вас общественная организация, не финансируемая государством. Какими силами организуется защита и охрана подведомственной вам территории?

— Вся работа держится на инициативе и средствах активных членов нашего общества и добровольных помощниках. Ими руководит председатель Владимир Николюк, я являюсь охотоведом. Также у нас есть два егеря: Александр Демченко и Сергей Суровый. Они наделены полномочиями охотничьего инспектора, имеют официальные права на проверку любого человека в лесу, его документов, осмотр транспортных средств. Нам помогают активные члены общества ходить в рейды, подкармливать зверей, готовить площадки. Также они сообщают о каких-либо происшествиях в лесу.

— Дмитрий Геннадьевич, каким образом определяется количество отстрела голов промысловых зверей и птиц?

— Для этого разработана специальная методика. В ней определены маршруты движения по территории с отметкой пересечений со следами животных. После подсчёта пересечений, оставленных за последние сутки, по формуле определяется возможное количество изъятия особей. Это касается косуль и оленей. С кабанами ситуация проще. В целях уменьшения их поголовья из-за постоянной угрозы заражения чумой их отстреливают до 8-ми процентов от всего стада. Для добычи нелимитированных птиц лицензии выдаются исходя из количества заявлений охотников, на лимитированного фазана – по результатам подсчёта птичьих голов.

— В предварительном разговоре вы сказали, что сегодня, с утра, собираетесь сделать выезд для подкормки животных.

— С утра мы объехали наши площадки, чтобы подкормить зверей. Хотя в  последние годы зимы малоснежные, всё же мы стараемся поддерживать лесных обитателей продуктами. Всего у нас десять официальных площадок, хотя некоторые активные охотники самостоятельно устраивают площадки и кормят зверей. Мы это приветствуем и всячески стимулируем таких людей. Кормим зверей овсом, соей, картофелем, морковью. Что-то покупаем сами. Также помогают небезразличные люди. Недавно нам подарили тонну овса,  фермер из Кневичей периодически даёт по несколько мешков картошки. Мягкая зима и наши подкормки положительно сказываются на поголовье копытных и, как следствие, на возможности охоты.

— Дмитрий Геннадьевич, каким составом вы выходите в рейды и как обстоят дела с браконьерством?

— В рейды хожу я или начальник общества, один егерь и два охотника. Плана у нас нет, но стараемся выходить один раз в месяц. Охотники бывают разные. Один спокойно ждёт начала сезона, другому не терпится пострелять, большинство добывает дичь по лицензии, кто-то старается обойти закон.

За последние десять лет случаев браконьерства на нашей территории не зарегистрировано. В прошлом году составлено четыре протокола по нарушению правил охоты. Один из примеров. Охотник подстрелил фазана и идёт дальше. Его останавливает инспектор и просит показать документ, разрешающий добычу определённого количества фазана. Если убитый фазан не записан в разрешение, то это считается нарушением, и налагается штраф. Убил птицу – сразу запиши. Бывает, что у охотника разрешение на трёх птиц, а он, не записывая и пряча убитых, на свой страх и риск охотится дальше и вместо трёх разрешённых птиц убивает десять.

— Много ли людей занимается сбором дикоросов и много ли от этого занятия вреда для леса?

— Массового сбора дикоросов в артёмовских лесах нет. Женьшень весь выбрали, и найти его будет большой удачей. Люди собирают грибы, шиповник, лимонник, малину, кишмиш. Особого вреда от этого нет. В 90-е годы, помню, валили деревья, чтобы собрать с лиан ягоды, без жалости били кедры и шелушили кедровые шишки. В последние годы у кедра неурожай. Скорее всего, это последствия изменения климата. А его орех является кормом для большого количества лесных жителей. И уничтожая природу или беря сверх меры, люди об этом забывают.

— Дмитрий Геннадьевич, вы часто выезжаете в лес, бываете в его разных районах и можете определить его состояние.

— По этому поводу я могу высказать только сожаление. Куда может доехать человек, там остаётся мусор. И чем дальше он забирается, тем больше мусора там скапливается. Это результат отдыха людей, до которых не доходит, что лес – это не их территория, это дом диких животных. Особенно замусорены дороги на фермерских полях. Куда не поедешь, найдёшь остатки после строительства или ремонта и прочий хлам. Радует, что не везде есть дороги и не у всех «любителей природы» есть проходимые машины. Иначе было бы ещё хуже. К сожалению, это пока непреодолимая ситуация.

— Вами зарегистрированы случаи незаконной вырубки леса?

— Такого у нас нет. Если что, мы бы узнали от наших активистов. Сухостой по обочинам дорог люди собирают, и мы это приветствуем, во избежание пожаров. Есть законные вырубки леса, которые отрицательно влияют на его состояние. Это просеки для ЛЭП и газопроводов, новые дороги, карьеры, лесные территории под коттеджами.

Три года назад в районе Заводского, в трёх километрах от «ДСЗ», разрабатывали карьер «Северный». Это место сорок лет назад биологи из Хабаровска засадили кедром. Некоторые деревья уже стали давать шишку. Всё это было вырублено, вывезено, и сделана вскрыша грунта. Мы обращались в «Общероссийский народный фронт», они приезжали на место, опрашивали и фотографировали. Я знаю, что в краевой администрации было разбирательство, и якобы карьер закрыли. Но он работает до сих пор.

— Дмитрий Геннадьевич, на какую краевую структуру вы замыкаетесь?

— Сейчас она называется Министерство лесного хозяйства и охраны объектов животного мира Приморского края. С ними мы плотно сотрудничаем, так как от их решений зависит наше существование. Тема рачительного использования природных ресурсов, сохранения диких животных и экологии в целом вынесена на высокие мировые трибуны. Уж слишком рьяно по всей планете уничтожаются леса, загрязняется воздух, земля и вода. Поэтому требования у Министерства к общественным организациям очень строгие. Мы документально отчитываемся перед ними по всем своим обязанностям охраны, сохранения, обследования и анализа обстановки на закреплённой за обществом территории. Это является основанием для общей оценки ситуации и выводов о мерах её стабилизации или улучшения. Важно, чтобы люди понимали свою зависимость от природы. Чтобы туристы и отдыхающие, люди, не желающие вывозить мусор на официальные полигоны, проектировщики и строители дорог и ЛЭП понимали, что мы гости на этой земле.

Автор: Андрей Киш
Дата публикации материала: 28.02.2020

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки