На главную
Реклама
Главная » Статьи » Всё богатство – в пакете

Всё богатство – в пакете

Разве можно вместить жизнь в формат газетной страницы? Это всегда очень сложно – выбрать зёрна, которые передадут особенности характера и личности человека, о котором пишешь. Вот и сейчас мне кажется, что я упускаю что-то важное, возможно, главное, чего-то не доскажу…

«Всё моё богатство в этом пакете», — говорит Клавдия Даниловна, доставая из него россыпь фотографий.  На старых снимках её дети. Их было восемь: пятеро сыновей и три дочери. Сегодня осталось трое.

В День Победы ей исполнится 95! Почти век живёт она на этом свете. Что довелось пережить, испытать, увидеть? Сама считает, что и рассказывать о ней незачем. Мол, не воевала, образования не имеет, а в рождении восьмерых детей заслуги особой не видит. Одёргивает на плечах косынку, которой прикрыты юбилейные военные медали и два ордена материнской Славы II и III степени.

Да уж. Такие они, люди старшего поколения, воспитанные в духе терпимости, стойко и безропотно перенёсшие все жизненные тяготы и не желающие говорить об этом направо и налево. Всё же по крупицам, обрывками мне удалось узнать у Клавдии Передера о некоторых моментах её непростой жизни. В силу возраста у неё проблемы со слухом, она двигается ко мне поближе, чтобы расслышать вопросы. С готовностью говорит о детях и с неохотой о себе…

Она росла в детском доме в Воронежской области. Когда Клаве исполнилось 16 и дальнейшее пребывание в детдоме стало уже невозможным, её направили на завод учеником фрезеровщика. Да только не успела она там ничему научиться — шёл 1941-й год, и завод перевели подальше от центральной части России.

Зато приехал военный госпиталь, куда Клава и устроилась работать санитаркой. Сначала в перевязочной чистила инструменты, стирала бинты, позже разрешили в палатах ухаживать за бойцами. Это в кино можно увидеть, как сёстры милосердия в белоснежных накрахмаленных передниках чинно расхаживают по коридорам больниц, склоняя ласковые лица над больными и приветливо им улыбаясь. В жизни всё иначе. Порой некогда было просто переодеться, не то что фартук накрахмалить. Раненые всё прибывали, их надо было перетаскивать в палаты, кормить, выносить судна, перестилать гнойные и окровавленные постели, мыть, тереть и убирать, а ещё – слышать и видеть. Слышать стоны и крики боли, видеть все неприглядные стороны человеческой физиологии и смерть и при этом работать почти без отдыха. Легко ли это было 16-летней девочке?  «Было очень страшно, — вспоминает она, — однажды, когда госпиталь стоял в Днепропетровске, его бомбили, меня ранило в лицо. Но самим лечиться было некогда: перевязали и вперёд». Потом были Молдавия, Румыния, Венгрия.

Когда в конце войны госпиталь расформировали, девчонок-санитарок «кинули» в банно-прачечный отряд танковой дивизии. И так, обстирывая танкистов, пробыла она в дивизии до 1946 года.

В том же году, вернувшись в Воронежскую область, вышла замуж за фронтовика Александра Фёдоровича Передеру. Был ей 21 год. Прожили вместе 55 лет, до самой его смерти в 2001 году. Он имел трудовые и военные награды, в том числе медаль «За боевые заслуги» и орден Отечественной войны I степени. Вот так, 20 лет назад получила Клавдия Даниловна статус вдовы участника войны. О муже говорит с горечью, был он для неё и другом, и каменной стеной. По фронтовым дорогам прошёл сапёром-минёром по Ленинградскому направлению. Говорят, сапёр ошибается только один раз. Видно, повезло Александру Фёдоровичу не допустить единственную фатальную ошибку, но ранений ему досталось множество: и голова, и спина, и бок были изрешечены, и не давали ему старые раны покоя до конца жизни. Жена бережно хранит его награды и документы, которые являются подтверждением семейной истории и должны передаваться из поколения в поколение.

После росписи в ЗАГСе (о свадьбе и не помышляли) пошли дети. «Как они посыпались! — незамысловато говорит Клавдия Даниловна. — Каждый год, каждый год! И пошла канитель с ребятами». Позже супруг перевёлся работать на железную дорогу Владивостока, и стали Передеры приморцами. Муж трудился столяром, а она при таком количестве детей ещё умудрялась бегать на предприятие мыть полы.

Какими выросли дети? Хорошими. Возможно, не видели они той материнской любви, о которой много говорят сейчас. Тогда об этом не говорили. И быть супер-матерями не учили. Она сама выросла в детдоме, и что такое материнская ласка, никогда не знала. Каждый год – по младенцу. Где уж тут каждого усадить на колени, обнять, поцеловать, поговорить. Муж на работе, а она разрывалась между кормлением грудью и кашей, бесконечной стиркой, готовкой, уборкой, штопаньем детских штанов. Рассказывает о детях: «Валя была молодой, когда погибла в загоревшемся пассажирском самолёте над Иркутском. Анатолию на срочной службе в армии пришлось стать участником Даманских событий, как отец, он был минёром. Умер не так давно. Николай тоже служил в армии. Сергей не служил, его «забраковала» медицинская комиссия. Леонид служил, был таким же красивым и умным, как отец. Елизавета и Владимир живут во Владивостоке. А Вера живёт в соседней квартире и ухаживает за мной. Дети у нас с Александром хорошие». С теплотой и нежностью говорит о внуках Наталье, Ольге, Дмитрии и Андрее, которые считают бабушку берегиней семьи и той связующей ниточкой между поколениями, без которой что-то может просто развалиться. С особой нежностью относится к ней правнучка Анастасия.

Уже 10 лет Клавдия Даниловна живёт в Заводском. Сегодня под тяжестью лет ей трудно передвигаться, и большую часть времени она проводит в квартире. О чём думает она, находясь наедине с собой? Наверняка, за столь долгую и трудную жизнь есть воспоминания, которые так и останутся секретом не только для посторонних людей, но даже для своих…

Автор: Валентина Серебрякова
Дата публикации материала: 08.05.2020

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки