На главную
Реклама
Главная » Статьи » Мне часто снится море

Мне часто снится море

Испокон веков море кормит рыбой жителей Приморья. И неудивительно, что многие приморцы выбирают себе профессию, связанную с морским промыслом. И каждый из них создаёт большую морскую историю края.

 

Дорога к морю

Владимир Антонович Тарабаров в детстве не грезил морем и даже не видел его. Родился он в селе Ясная Поляна Дальнереченского района, в большой семье за три года до войны. После окончания 9-го класса узнал о наборе в морскую школу, расположенную Дальнереченске.

— Дядя, который уже не первый год морячил, посоветовал мне идти в мотористы, — вспоминает Владимир Антонович. — Он сказал, что если пойду в матросы, то буду гальюны драить, а моторист – это уже специалист и путь к инженерным должностям.

Так Володя и сделал. При большом конкурсе на место, благодаря его знаниям и отличному аттестату, он был зачислен и стал курсантом. Через полтора года казарменного положения, военной дисциплины и упорного обучения он получил диплом моториста 1-го класса, с которым прибыл на работу в Управление вспомогательных судов и гаваней ТОФ во Владивостоке.

Из юнги в инженеры

Молодёжь трудилась наравне со всеми. Ей доставалась самая неквалифицированная работа, но на ней строилась практика и нарабатывался опыт.

— Когда мне исполнилось 18 лет, вызвали меня в военкомат и предложили поступать в военно-морское училище, — рассказывает Владимир Антонович. — Я согласился. Во Владивостоке сдал вступительные экзамены, прошёл медицинскую комиссию и поехал. Но стать военным не получилось — срезался на медкомиссии из-за неподходящего требованиям вестибулярного аппарата.

Он не ожидал такого оборота. Денег на обратный билет не было. Тогда Владимир подал документы в Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С.О. Макарова, на факультет паровых установок, и его приняли.

В группе он отличался от большинства студентов возрастом и опытом. Его назначили старшиной курса. В училище стал заниматься лыжным спортом и «докатался» до звания «Мастер спорта СССР». За хорошую учёбу по окончании академии Владимир имел право выбора места работы. Он выбрал Владивосток, ближе к родным местам.

Плавбазы, полные минтая

Его первой организацией стал «Востокрыбхолодфлот» и должность – 3-й механик. Меньше чем через год его отправили в Японию за новой плавбазой «Сухона», построенной концерном «Мицубиси». На ней три года в должности механика 2-го разряда, а после старшего механика Владимир ходил в море. Занимались засолкой баночной сельди, делали «безголовку» и филе минтая, рыбную муку. После были рейсы на транспортном судне «Курган», морозильно-рефрижераторных судах «Ишим» и «Ирбит», и возвращение на «Сухону» главным механиком.

— Мне волей-неволей пришлось заниматься рационализаторством, — вспоминает Владимир Антонович. — Советский лозунг «Повышай эффективность и качество труда!» действовал во всех отраслях. Стране и на экспорт нужно было всё больше и больше рыбы, полуфабрикатов, икры, жира и рыбной муки. Приходилось устанавливать новое оборудование или модернизировать старое. Вместе с головастыми слесарями и сварщиками мудрили, как сделать, чтобы улучшить технологический процесс и исключить потерю продукции, принятой от рыбаков. При экипаже в 350 человек под его командой было 70 слесарей, мотористов, реф- и котельных машинистов, электриков.

На всех судах была битва за морской «урожай». Казалось, что дары океана неиссякаемы. Сотни тысяч тонн приморских морепродуктов вылавливались и разгружались в российских и иностранных портах.

 

Большие задачи

В 1980 году Владимира Антоновича назначили старшим механиком на только пришедшую с ленинградских стапелей новую рыбомучную базу «Алексей Чуев».

— Это была современно оснащённая плавбаза двести с лишним метров длиной, — рассказывает Владимир Антонович. — Экипаж – шестьсот пятьдесят человек семидесяти двух специальностей. Единственная в мире база, или плавучий город-завод. Ясно, что такое большое судно должно решать большие задачи.

На «Чуеве» было установлено по четыре линии по заморозке минтая и производству рыбной муки. Начальство решило, что такая махина должна давать больше продукции и необходимо расширить ассортимент. Началась модернизация.

— Она проходила под контролем комиссий из министерства рыбной промышленности или крайисполкома, — говорит Владимир Антонович. — Оборудование было импортное и его приходилось приспосабливать под особенности судна. Установили десять морозильных шкафов и четыре шкуросъёмных машины. Рыбьего жира в сутки делали 130 тонн. Этого оказалось мало, и было установлено дополнительное оборудование для его выработки. Приходилось много изобретать, работать сутками, чтобы стать передовиками производства.

Советская система стимулировала и поощряла коллективы ударников. Но в случае с «Чуевым» грамот и премий было недостаточно. За трудовые победы им делали подарок и в конце многомесячных рейсов позволяли заходить в южнокорейский Пусан для отдыха и покупок. Важным подтверждением их достижений стали статьи в краевых и центральных газетах, торжественные встречи и награждения.

За заслуги

Модернизация производственного оборудования судов во всех конторах оформлялась как рационализаторское предложение. За всё время у Владимира Антоновича накопилось 114 рацпредложений и толстая стопка поощрительных грамот от руководителей различного ранга.

В 1991 году, по представлению руководства «Владивостокской базы тралового и рефрижераторного флота», Указом президента СССР за выдающиеся достижения в труде Владимиру Антоновичу было присвоено звание «Лауреат государственной премии СССР». В 1993 году он был удостоен звания «Заслуженный рационализатор РФСР».

— Все эти заслуги и почести я не принимаю как свои, — говорит Владимир Антонович. — Я же всю жизнь работал, как понимал, как меня воспитали, был всегда в окружении людей. Без помощи грамотных специалистов, от слесарей до инженеров, у меня бы ничего не получилось. Это был общий труд. Через мою службу прошло много людей, но особенно запомнились мне моряки – золотые руки и умные головы: Виктор Патрушев, Сергей Матвеев, Витольд Ядрышников, Владимир Голубкин, Моисей Слуцкий, Анатолий Ландышев, много других мастеров и, конечно же, капитан «Алексея Чуева» Анатолий Семашко.

В 90-х годах развал экономики страны коснулся и рыбодобычи. Флот стали растаскивать и распродавать. В1994 году «Алексея Чуева» списали на металлолом.

Несмотря на грустные перипетии, Владимир Антонович не расстался с морем. Работал в других странах, под чужими флагами, на разных судах и так или иначе был связан с морем. На пенсию он ушёл в 77 лет.

В Артём Владимир Антонович переехал 22 года назад. Живёт в своём доме.

— Теперь я механик на картофельном море, — сказал он, показывая на две сотки цветущего картофеля. — До сих пор мне часто снится море. И я верю, что промысловый флот Приморья возродится, и лов на российских морях возобновится в советских объёмах.

Автор: Андрей Киш
Дата публикации материала: 03.07.2020

Другие статьи номера
 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки