На главную
Реклама
Главная » Статьи » Парк культуры » Пять призраков серебряного века

Пять призраков серебряного века

В столичном издательстве «Book’ва» на радость коллекционерам вышел очередной сборник раритетной фантастики, подготовленный заведующим артемовским выставочным центром «Галерея» Сергеем СЛАВГОРОДСКИМ, который и в этот раз выступил составителем и автором обстоятельного предисловия. Это антология дореволюционной мистики «ЧАРЫ ПОЛНОЛУНИЯ», где впервые под одной обложкой собраны никогда ранее не переиздававшиеся образцы «салонной» мистики. Объединены они тем обстоятельством, что их авторы укрылись под псевдонимами, решив поиграть с читателями в «гендерные прятки»: женщины здесь выступают под мужскими именами, а мужчины – под женскими. В издание вошли два романа, две короткие повести и один киносценарий. Как и положено правилами жанра, здесь под покровом ночи оживают мертвецы, роковые красавицы показывают свой хищный вампирский оскал, а Добро ведет нескончаемую битву со Злом. Все эти инфернальные страсти кипят в интерьерах старых замков и аристократических салонов, в блеске дворянских балов и в сумраке кладбищенских погостов. Книга, расширяющая наши познания о литературе Серебряного века, оформлена владивостокской художницей Евгенией ГАЛАКТИОНОВОЙ, а в оформлении цветных вкладок использованы старинные фотографии в стиле ghost и post mortem, что придает изданию стильность и особую атмосферу. Очерк, предваряющий книгу, мы предлагаем вниманию наших читателей.

…Когда мы жили в несуществующем нынче государстве СССР, для советского человека самой страшной и пугающей вещью на свете были потеря паспорта, вызов в партком и фильм «Вий» 1967 года. Само слово «мистика» использовалось в народе чаще в бытовом ключе для обозначения необъяснимых с точки зрения житейской логики явлений («Ну, прямо мистика какая-то!»), но практически отсутствовало как литературное направление. Впрочем, вдумчивые любители русской классики, помимо гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки», могли пощекотать себе нервы и страшными повестями А. К. Толстого, В. Одоевского и А. Бестужева-Марлинского, которые можно было тогда найти в авторских собраниях сочинений. А особо продвинутые из них даже прочитали к тому времени повесть Владимира Померанцева «Оборотень» и роман Мэри Шелли «Франкенштейн», переизданный у нас в 1965 году, однако о существовании этих книжек многие рядовые читатели даже не догадывались.  Ничего удивительного, что появление через год в журнале «Москва» булгаковского романа «Мастер и Маргарита» произвело среди читающего населения эффект разорвавшейся бомбы. Номера журнала активно ходили по рукам, с них делались ксерокопии, а отдельным изданием роман вышел лишь через десять лет… В общем, у советской власти мистика была не в почете, расценивалась как чуждое для нас явление, и ее реабилитация состоялась лишь в годы перестройки, когда наряду с общеизвестными зарубежными образцами народ ознакомился, наконец-то, и с оккультными романами отечественной законодательницы жанра Веры Ивановны Крыжановской-Рочестер…

Общеизвестно, что интерес к мистике и потусторонним явлениям, увлечение оккультизмом и различными гаданиями, тяга к сверхъестественному усиливаются в обществе на сломе эпох. Еще в 1912 году в выпущенной московским книгоиздательством «Сфинкс» книге литературоведа Владимира Фриче «Поэзия кошмара и ужасов» автор по этому поводу писал: «В искусстве и литературе бывают эпохи, когда произведения писателей и художников окрашиваются в черный цвет, когда в них воцаряются кошмарные образы, когда в них изображаются дьявол и ведьмы, призраки и галлюцинации, пытки и смерть. Такие периоды пессимистического творчества совпадают с периодами крупных социальных кризисов, ломкой старых форм быта, гибелью старых идеалов, необходимостью приспособления к вновь создавшимся условиям существования… И теперь, на наших глазах, в конце XIX и начале XX вв., протекает третья эпоха ужаса перед жизнью, третья эпоха господства страшных масок и уродливых гримас».

Современники называли эту эпоху «декадансом», у нас она получила не менее звучное и красивое название – Серебряный век. В советские времена многое из написанного в те годы было предано забвению или попросту запрещено советской цензурой. Только сейчас, с появлением интернета, мы начинаем узнавать о существовании большого количества дореволюционных журналов, в которых публиковались произведения интересных, но малоизвестных на сегодня писателей, работающих в жанре мистики и фантастики.

Предлагаемый вниманию читателей и коллекционеров сборник с завораживающим названием «ЧАРЫ ПОЛНОЛУНИЯ» не ставит себе задачей открыть что-то новое и доселе неизвестное. Он лишь дополняет наши знания о русской дореволюционной мистике. И представляет пять авторов, которые в силу тех или иных причин предпочли укрыться под псевдонимами. Для большинства из них обращение к жанру мистики было скорее данью моде, стремлением угодить читающей публике и редакционным требованиям. Но биография каждого из этих авторов сама по себе достойна отдельного романа. Давайте познакомимся с ними поближе…

х х х

1
Литературный псевдоним Лидии Алексеевны Степановой (в девичестве – Лашеевой). Эта удивительно сильная по духу женщина выдержала не один удар судьбы. Она родилась 20 сентября 1862 года в московской зажиточной семье. В семь лет свободно читала, писала и говорила как по-французски, так и по-немецки. Когда ей исполнилось 14 лет, ее отец разорился после пожара и заболел нервным параличом, от которого и умер. Ранний дар слова, крепкое здоровье, наблюдательность, общение с представителями разных сословий предопределили последующий путь этой женщины, характерный разносторонностью интересов и разнообразием событий. Первый ее брак оказался неудачен – от него остались только сын да мужнина фамилия. После этого Лидия Алексеевна много путешествовала, прослушала курсы лекций в Сорбонне и в Школе права в Париже, посещала драматические курсы. Зная несколько языков, занималась переводами, не чуралась и работы стенографисткой. Затем сдала экзамен на звание зубного врача и пять лет бесплатно проработала дантистом в Мариинской больнице для бедных на Литейном проспекте. Здесь же познакомилась с Анатолием Ивановичем Леманом – крайне неординарным и разносторонне талантливым человеком. Будучи по профессии дантистом, он слыл мастером бильярда и даже написал книгу «Теория бильярдной игры». А позже, забросив свою успешную стоматологическую клинику, увлекся изготовлением скрипок, став подлинным мастером скрипичного дела. МАРК БАСАНИН.

Жена оказалась под стать своему новому мужу. Лидия Алексеевна прославилась как первая в Санкт-Петербурге дама, официально получившая разрешение на езду по городу на велосипеде. Поскольку это был первый случай такого рода, строгий экзамен на владение «стальным конем» принимал лично столичный градоначальник. Экзамен был сдан блестяще, и она получила вожделенный билет и номерной знак. Лидия Лашеева-Степанова ездила по столице на мужском гоночном велосипеде в мужском же пиджаке и картузе, успешно участвовала в гонках и завоевала немало призовых мест. И даже проехала на велосипеде и с револьвером за поясом все прерии Южной Америки, прикупив там за 150 песо участок земли для своей семьи. Увы, переехать туда ей было не суждено… В 1913 году умер А.И. Леман, а в начале Первой мировой войны пропали без вести три старших сына. К тому времени Лидия Степанова уже вплотную занялась сочинительством, публикуя прозу в различных изданиях под псевдонимом «Марк Басанин». Революционное время и годы гражданской войны оказались исключительно трудными для Лидии Алексеевны. В 1919 году вследствие голода писательница заболела водянкой и едва не умерла. В 30-е годы она жила случайными литературными заработками и частными уроками.

Умерла 79-летняя писательница в первую страшную блокадную зиму 1941 года.  В своих мемуарах она сама подытожила: «Жизнь моя была нелегкая, но другой я бы не захотела. Она была мне по плечу и по силам». В творческом багаже Лидии Степановой – десять романов, несколько повестей и сборников рассказов. Но из всего ее литературного наследия до наших времен добралась только коротенькая фантастическая повесть «Алис». По жанру это скорее мистический триллер, в котором банальное для таких случаев явление роковой вампирической красавицы завершается совсем не банальным колдовским вымогательством с участием загадочного ворона…

 

2
Литературный псевдоним австрийской немецкоязычной писательницы Алоизии Киршнер. Она родилась 17 июня 1854 года в Праге, в семье успешного еврейского адвоката. В 1848 году, когда в Австро-Венгерской империи отменили принудительное проживание евреев в гетто, отец выкупил в Лохкове имение, где и прошло детство будущей писательницы. Лола была средней из трёх детей в семье. Родители старались дать им солидное образование, всячески поощряя намечавшиеся таланты. Старшая сестра Мари, как и мать, стала художницей, дизайнером по стеклу (её работы до сих пор считаются в Европе шедеврами стекольного дизайна «югендстиль»). А у Лолы рано проявилась тяга к писательству. Она хорошо знала английский, русский языки и делала с них литературные переводы. ОСИП ШУБИН.

После внезапной смерти отца Лола вместе с сестрой и матерью начинают много и долго путешествовать, последовательно посещая мировые столицы — Рим, Париж, Санкт-Петербург, Каир, Берлин. При этом они заводят знакомства с интересными людьми из мира искусства. В Париже Лола Киршнер познакомилась  с Иваном Тургеневым, который еще с детства был ее кумиром. Именно Иван Сергеевич поддержал её в выборе писательской стези. Её первая новелла «Verkannt und verfehlt» вышла в пражском журнале «Богемия», когда автору было всего 16 лет. Тургенев одобрил этот литературный дебют и рекомендовал продолжить писательскую деятельность. Окрыленная успехом, Лола опубликовала еще несколько рассказов в семейных немецкоязычных журналах. А в 1882 году, когда ей исполнилось 28 лет, вышел ее первый роман «Честь». Причем издала она его под псевдонимом Ossip Schubin, который позаимствовала у героя романа Ивана Тургенева «Накануне», отдав таким образом дань уважения великому русскому классику. С тех пор все остальные свои произведения Лола стала выпускать под этой фамилией. Осип Шубин обрел известность среди читающей публики, и многие всерьез полагали, что это русский писатель, не догадываясь, что автор — женщина. Романы Лолы Киршнер можно отнести к салонной литературе: она описывает быт австрийского дворянского общества и офицерства. Это и понятно — Лола очень любила эту среду и наслаждалась роскошью аристократических замков. Это чувствуется и по ее роману «Чары полнолуния» (1899), в котором она отдала дань модным в то время мистическим увлечениям. Жертвой роковой красавицы с вампирскими замашками становится здесь молодой офицер Зденко Свойшин (транскрипция всех имен и фамилий персонажей сохранена по русскому переводу, осуществленному в 1912 году издателем А. Каспари).

Двух сестер — Мари и Лолу —  всю жизнь связывали тесные узы. Они много общались друг с другом, вместе путешествовали и под конец жизни жили вместе (обе, несмотря на привлекательную внешность, так и не вышли замуж). Первой ушла из жизни Мари. Через три года после нее, 10 февраля 1934 года, Лола Киршнер умерла в чешском замке Кошатек. После смерти книги Осипа Шубина были забыты. Салонное творчество Алоизии Киршнер потеряло актуальность, а поднимающий голову национал-социализм доделал остальное, поставив жирный крест на трудах писательницы, в чьих жилах текла еврейская кровь…

(Продолжение читайте в следующем номере)

Автор: Сергей Славгородский
Дата публикации материала: 27.11.2020

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки