На главную
Реклама
Главная » Статьи » Шахта до сих пор мне снится

Шахта до сих пор мне снится

Известный начальник участка шахты «Приморская» Николай Страдымов 4 января отметил свое 75-летие.

Что самое главное для ветерана шахтерского труда, полного кавалера знаков «Шахтерская Слава», почетного шахтера страны, бывшего депутата краевого совета Николая Григорьевича Страдымова в такую солидную дату? Какие уроки он извлек для себя и преподал бы их другим? Первое – это желание всегда учиться, как он сам говорит, неучей никто не ценит. Второе – честность и справедливость, всегда жил так, чтобы не обманывать людей. Третье – пошел бы сейчас еще поработать, и не куда-нибудь, а именно на шахту.

— Не стало шахты – и жизнь закончилась, — подвел черту Николай Григорьевич. – Без работы какая жизнь! Шахта для меня не умерла, она до сих пор мне снится.

 

МАТЕРИ НАДО БЫЛО ПОМОГАТЬ

Все самое ценное идет от семьи. В семье Страдымовых, проживших много лет на улице Герцена, рядом с шахтой «Приморской», выросло четверо детей – трое братьев и сестра. Мама Наталья Андреевна занималась домашним хозяйством, у Страдымовых были две коровы, свиньи, гуси, утки, куры.  Отец Григорий Иванович трудился всю жизнь бондарем по дереву в потребкооперации, бочки делал в специальном цехе на рынке, заработок у него был небольшой.  Вот Николай после окончания девяти классов принял для себя мужское решение – надо матери помогать. И поехал учиться в большекаменское судостроительное училище, так как судосборщики хорошо зарабатывали. Всех учащихся послали в совхоз на уборку урожая, а у Николая украли одежду и обувь из комнаты в общежитии. Пришлось обратиться к своему другу, и тот быстро разобрался с воришками, которые вернули вещи. После этого случая Николай вернулся домой доучиваться в школе.  А уж после её окончания сразу пошел трудиться, чтобы взять часть забот о семье на себя.

 

33 ГОДА ПОД ЗЕМЛЕЙ

Настоящий друг Александр Крайник позвал его работать на шахту «Приморскую», объяснив, что можно не только зарабатывать, но и параллельно учиться в вечернем горно-строительном техникуме. 2 октября 1964 года Николай Григорьевич впервые узнал, что такое шахта, его приняли на работу в маркшейдерский отдел, а потом он освоил и геологическое подразделение.  Первый рабочий день подземного рабочего 3 разряда запомнился на всю жизнь.  В маркшейдерском отделе получил задание – определить дальнейшее направление горных выработок угля. Спустился в клети вниз, глубина шахты – 450 метров, в ушах до низкого горизонта задавило. Да еще выработка шла под уклоном в 16 градусов. Конечно, это было опасно!  Если ленты вдруг останавливались, то приходилось пешком полтора километра выбираться в нужном направлении. Николай Домашенко был первым и добрым наставником молодого рабочего. С другом Александром Крайником они обозначили для горных мастеров дальнейшее направление выработок угля. Это уже по их «следам» горняки потом ставили комбайны, крепили штреки, но первопроходцами в горняцком деле были специалисты маркшейдерского отдела.

Так Николай начал работать и параллельно писать диплом по специфике шахтерских разработок на «Приморской». На шахте он мужал, на шахте он жил в прямом и переносном смысле слов. Даже после женитьбы в 1968 году на Надежде Васильевне, даже после рождения двух дочерей шахта всегда была для Николая Страдымова на главном месте. 33 года подземного стажа – это нечеловеческий труд сильного и преданного общему делу ветерана.

 

СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ

Грамотный и трудолюбивый шахтер быстро продвигался по подземной иерархии.  От горнорабочего очистного забоя дошел до заместителя начальника одного из самых крупных и передовых участков «Приморской» — №1. Работал и набирался опыта у известных руководителей участка Владимира Яковлевича Подольского и Анатолия Степановича Шиврина. Последний рекомендовал руководству предприятия назначить Николая Григорьевича начальником этого большого, загазованного и сложного участка. Чтобы выполнить план к Новому году, Страдымов высказал начальству просьбу: дать дополнительно на участок трех машинистов и трех крепильщиков. Людей дали, конечно, временно, но на участке многое успели подготовить, в том числе внедрить проходческий комбайн ПК-56. И задание в 12 тысяч тонн в месяц участок выполнил в срок. А главное, шахтеры поверили своему руководителю, который слов на ветер не бросал: участок №1 был переведен на хозрасчет, и люди хорошо зарабатывали на добыче угля. «Я им говорил конкретно, получите 500 или 800 рублей, — вспоминает Николай Григорьевич. – И держал слово. Сделали план – получили. Шахтеры потом просились работать ко мне на участок…».

Однажды в западном районе участка проходческий комбайн, рубивший уголь в камере, стал, как рассказали шахтеры, вместо положенных трех метров работать с разбортовкой до шести метров. Николай Григорьевич срочно помчался в камеру. «Ты что делаешь, там же люди работают, — крикнул бригадиру. – Камера «загуляла», вот-вот сядет, я приказал комбайнеру быстро забирать людей и выводить их из камеры, в которой уже из кровли сыпалась порода. Сам сел за комбайн и погнал его обратно. Тут кровля ухнула, воздушной волной меня отбросило под перегружатель комбайна, рештаки попадали, машину немного привалило…».  Люди начали причитать, мол, Страдымова привалило. «Живой», — крикнул он шахтерам. Потом его быстро раскопали и вытащили. И он взял слово с шахтеров, что никто не узнает про этот обвал. Все вместе выехали из забоя, в шесть часов вечера сдали смену, план выполнили, слово сдержали.

 

УЧАСТОК СТАЛ ГРЕМЕТЬ. «ФАНФАРЫ» ШАХТЫ

Как-то 31 декабря директор шахты созвал совещание. Участок уже стал добывать 15 тысяч тонн угля в месяц. Спрашивает у начальника участка, мол, где план. А начальник спокойно отвечает, что в 24 часа все будет, и попросил только не забыть налить рюмочку под бой курантов.  В 23 часа 55 минут были отгружены 320 вагончиков угля! План был выполнен, сверх плана тоже выдали на-гора, весь участок получил положенную премию, в том числе за внедрение передовых технологий.

После этого Николая Григорьевича направили на учебу в Караганду, по всем шахтам водили. Там он увидел в работе новый механизированный комплекс по добыче угля МК-75Б. Вернулся домой и занялся его внедрением на своей шахте.  И на деле он оказался совершенным и эффективным. План добычи на участок повысили сразу до 20 тысяч тонн угля в месяц. Это было громкое время рекордов и побед, почестей и заслуженной славы. Шахта воспитала тысячи людей, многих сделала известными, но самыми особыми людьми Николай Григорьевич считает рядовых шахтеров – рабочих своего участка Ивана Лещука, Сергея Буякова, Михаила Праскова, Геннадия Брыль, Николая Пограничного, Геннадия Сачава, Владимира Потапова, Валентина Гриппича и многих-многих других.

А потом пришел роковой 1997 год. После внедрения такого же комплекса на другом участке №20 ему приказали вывести всех людей наверх, все оборудование надо было отключить и законсервировать.  Шахтеры в недоумении, ведь все шло отлично: новая техника, новые перспективы добычи угля, уголь-то есть, горизонты нарезаны. Нет, пришел приказ, что шахта закрывается…  Но Страдымов не был бы Страдымовым, если бы не ответил на приказ своим решением: люди наверх не выйдут, пока не нарубят угля для своих личных нужд. Да хоть десять выговоров! Последний уголь из шахты был отправлен на клетевой ствол, а оттуда транспортники вывезли вагончики с углем и раздали его напоследок работникам.

На следующий день все шахтеры снова пришли на работу, но на участок уже больше никого не пустили. Так бесславно закончилась многолетняя история передовых участков известной шахты Артема. После этого Николай Григорьевич поработал где-то администратором мойки, где-то охранником, но все было уже не то… А сегодня вместе со своей семьей, которая его всегда понимала и поддерживала в нелегкие годы, он надеется, что шахты обязательно откроются. Роковая ошибка все же должна быть исправлена, и такое время обязательно наступит.

Автор: Татьяна Лемехова
Дата публикации материала: 15.01.2021

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки