На главную
Реклама
Главная » Статьи » Парк культуры » Кузьмич, низвергнутый с высот

Кузьмич, низвергнутый с высот

Недавно в частном московском издательстве небольшим тиражом вышла очередная книга раритетной фантастики, подготовленная к изданию нашим внештатным автором, заведующим выставочным центром «Галерея» Сергеем СЛАВГОРОДСКИМ. Эта фантастическая авиационная трилогия украинского писателя Владимира КУЗЬМИЧА «КРЫЛЬЯ». Оформленная красочными цветными репродукциями советских плакатов 20-30-х годов и редкими рисунками автора, она вызвала восхищённые отзывы столичных коллекционеров и одновременно…площадную брань со стороны украинских националистов, которые даже пригрозили составителю занесением на сайт «Миротворец». И всё из-за финала в послесловии. Сегодня в свете развернувшейся спецоперации на Донбассе это приобретает особый смысл. И мы предлагаем ознакомиться с этим послесловием нашим читателям…
…При жизни автора этой книги про него ходила шутливая байка в форме короткого диалога:
— Позвольте представиться, — Владимир Кузьмич…
— Очень приятно. А по фамилии вас как величают?
И действительно, эта украинская фамилия, созвучная с распространённым русским отчеством, частенько вносила лёгкую путаницу при поиске информации о писателе, занимавшем далеко не последнее место в советской украинской литературе 20-30-х годов. Биобиблиографический словарь «Украинские писатели» указывает 32 отдельных издания произведений Кузьмича, вышедших с 1927 по 1941 годы. Правда, автора при жизни не баловали переводами его книг на русский язык. А после бесславной кончины писателя в сталинских лагерях предпочли, как всегда было принято в таких случаях, и вовсе про него забыть. В этом смысле В. Кузьмич повторил судьбу многих своих литературных соратников, преданных забвению на долгие годы.
Владимир Савич КУЗЬМИЧ родился 27 июня 1904 года в городке Бахмач на Черниговщине, в семье рабочего-железнодорожника. После трагической смерти отца он девятилетним мальчиком вместе с братом попал в сиротский приют в Полтаве, что спасло его от участи беспризорника и помогло, хоть и с неимоверными трудностями, но всё же получить гимназическое образование. Тяга к знаниям, которая в подростке была очень сильна, способствовала тому, что после окончания гимназии Володя Кузьмич поступил на юридический факультет Харьковского института народного хозяйства, который успешно окончил в 1929 году. Но и здесь на достигнутом не остановился: в 1932 году он окончил аспирантуру при кафедре литературоведения Украинского института красной профессуры. Симпатичный русоволосый парень с открытым лицом и ясным взглядом всегда привлекал внимание девушек, а потому холостяком был недолго. В 1927 году, ещё будучи студентом, он женился на Агриппине Евстахиевне Сениной. А чуть позже у них родился сын Анатолий, в котором молодой отец души не чаял.
Удачно складывающаяся судьба и бешено бурлящая вокруг жизнь вдохновляли на подвиги и на творчество. Литературный дебют Владимира Кузьмича состоялся в 1925 году, когда в одной из газет был напечатан его первый рассказ. После этого его произведения стали часто появляться на страницах журналов. Примерно в это же время Владимир Кузьмич попробовал свои силы и в жанре фантастики, но судьба его первого научно-фантастического произведения оказалась несчастливой. В архивных документах писателя упоминается его «политфантастический молодёжный» роман «Коюнбусто» (1924). Странное название расшифровывалось так: «Коли юнаку було сто рокiв» (Когда мальчишке исполнилось сто лет»). Однако место публикации определить не удалось, да и рукопись этого романа, видимо, затерялась при аресте. Можно только предположить, что речь в романе шла о продлении человеческой жизни. Впрочем, эта тема для писателя была случайной, и не получила дальнейшего развития в его творчестве.
На самом деле состояние души, которое переживал тогда молодой автор, можно охарактеризовать одним словом – «о к р ы л ё н н о с т ь». И это неслучайно. Владимир Кузьмич ещё с детства бредил авиацией и рисовал в своих тетрадях самолётики. А когда вырос, часто пропадал на аэродромах и в цехах авиазаводов. А уж полеты на самолётах совершал с наслаждением при каждой подвернувшейся возможности. Одно из характерных свидетельств тому – документальная повесть В. Кузьмича «Полёт над Кавказом» (1929), которую автор лично оформил своими рисунками. Она рассказывает о полёте молодёжной авиаэкспедиции через Кавказский хребет, организованном редакцией газеты «Комсомолец Украины», и начинается восторженными строчками: «Кто не мечтал о полётах? Теперь, когда люди научились летать, поэтичность поднебесья уже развеяна грохотом мотора. Теперь множество людей учатся сопоставлять величие человеческого труда и величие синей высоты, перед которыми орлиный полёт кажется неуклюжим!».
Но «Полёт над Кавказом» был для Кузьмича лишь разбегом на взлётной полосе. Он задумал написать большой роман о прошлом, настоящем и будущем авиации, о «крылатых» людях, покоряющих воздушное пространство. И в 1930 году в свет выходит роман в пяти частях с ёмким и символичным названием «Крылья». Сюжетной основой для романа послужили драматические, почти детективные события, разыгравшиеся в украинском Авиасиндикате в середине 20-х годов. Руководство предприятия решило закупить для эксплуатации на авиалиниях самолёты иностранной фирмы «Ренье». Но против этого решения выступил советский авиаконструктор Лука Костенко, спроектировавший более лёгкую, надёжную, простую и дешёвую крылатую машину. Писатель описывает реальные события, а в образе главного героя Луки Костенко описывает знаменитого авиаконструктора Константина Калинина, «сына окрылённой Украины», которому и посвящает свою книгу. Но недаром в прологе романа, приглашая в увлекательный полет, Кузьмич предупреждает: «Готовьтесь к взлету… Бортмеханик – фантазия. Пилот – автор». И даёт волю фантазии. В историю украинской литературы «Крылья» вошли как один из первых образцов индустриальной «производственной» прозы. Но наряду с описанием реалистичных событий автор включил в повествование элементы фантастики, детектива и авантюрных приключений, позволив себе заодно помечтать о будущем украинского самолётостроения – разумеется, в масштабах «ближнего прицела». Роман выдержал несколько переизданий и даже вышел в 1932 году в Гослитиздате на русском языке. Тем не менее, критика встретила это произведение писателя настороженно. Кузьмич обвинялся рецензентами в «махровом национализме» и «возвеличивании украинской нации среди других народов СССР». Но писатель не обратил на это внимания. Роман «Крылья», изданный в Москве, всё равно пробил ему дорогу в большую литературу. К тому же он закрепил своё положение другими, вполне реалистическими и «правильными» произведениями на злобу дня, в которых стремился отобразить процессы индустриализации на Украине.
Тема завоевания небесного пространства и желание пофантазировать о будущем авиации, тем не менее, не оставляли писателя. В 1934 году Владимир Кузьмич публикует небольшую фантастическую повесть о стратонавтах «Высоты», а в 1939 году выпускает её продолжение – научно-фантастическую повесть «Океан». Вместе с романом «Крылья» они составили своеобразную трилогию, причём, действие этих двух повестей отнесено в ближайшее будущее. К тому же они объединены общими героями. Кстати, с высоты сегодняшнего дня увлечение Кузьмича стратостатами выглядит наивным и даже странным, но тогда писатель искренне верил в перспективность этого допотопного воздушного судна, представляющего собой этакий гибрид воздушного шара и дирижабля. Верил, несмотря на то, что советские стратостаты падали в то время один за другим (как раз в 1934 году урны с прахом разбившегося экипажа стратостата «Осавиахим-1» были торжественно захоронены в Кремлёвской стене лично товарищами Сталиным, Молотовым и Ворошиловым). В целях безопасности полёта Кузьмич в своих фантазиях придумал покрывать оболочку стратостата тонким золотом, и этот яркий визуальный образ блистающего в поднебесье золотого шара пленил писателя не на шутку. К тому же он оснастил кабину экипажа не только комфортными диванами, но и телевизионными экранами. А самих стратонавтов облачил в костюмы, больше похожие на костюмы космонавтов. В таких фантастических интерьерах воздушное путешествие представлялось Владимиру Савичу не только безопасным, но исполненным волшебной революционной романтики.
И хотя восторженные по духу фантастические повести В. Кузьмича о приключениях советских стратонавтов заразили многих юных читателей любовью к авиации, критика всё же прошлась своим безжалостным катком и по ним. Особенно досталось повести «Океан», рассказывающей о всемирном состязании стратопланов: «Океан» является ярким образцом сплошных штампов, которые уже давно осуждены нашим советским читателем. Кузьмич прибегает к наивным выдумкам, выдавая этот суррогат за фантазию и «гиперболизмы». Чего стоит неоднократное упоминание автора о том, что небо в будущем будет… многоэтажным!».
Между тем, в середине 30-х годов общественно-политическая обстановка в стране становилась гнетущей. В поисках врагов и вредителей круг репрессий расширялся, захватывая всё новые пространства. В 1938 году добрались и до авиационной отрасли. Прославленный авиаконструктор Константин Калинин работал тогда над своим главным проектом – гигантским трансконтинентальным самолётом К-7, который в народе называли «летающей крепостью». По своим техническим решениям эта модель опередила время на несколько десятилетий. Один из пассажирских вариантов предусматривал перевозку 128 пассажиров на расстояние до 5000 км и предполагал установку в крыле двухъярусных пассажирских купе. До серийного производства K-7 дело так и не дошло, во многом судьба революционного изобретения была предопределена авиакатастрофой в ноябре 1933 года, когда погибли 15 из 20 находившихся на борту человек. А чуть позже все разработки были приостановлены из-за ареста главного конструктора. 22 октября 1938 года Константин Калинин, послуживший прообразом главного героя романа «Крылья», был осуждён «за подрыв советского самолетостроения» и буквально на следующий день расстрелян…
Вот тут-то Владимиру Кузьмичу, дружившему с Калининым, пришлось насторожиться. Но ещё больше его волновало другое обстоятельство. Несмотря на свое сиротское детство, Кузьмич получил не только блестящее образование, но и в совершенстве овладел французским языком, что позволило ему вести переписку с Анри Барбюсом и другими иностранными корреспондентами. А также свободно общаться с бельгийскими инженерами на строительстве Днепрогрэса, где он собирал материалы для «Истории советских заводов». К тому же он был одним из немногих писателей Украины, писавшим на языке эсперанто и даже одним из руководителей ИАРЕВ (Интернациональная Ассоциация революционных эсперантистов-писателей). Кузьмич понимал, что в изменившихся условиях любые тесные связи с иностранцами могли стать поводом для доноса. На фоне участившихся арестов он начал паниковать. Во имя спасения близких писатель стал строчить доносы в НКВД на соратников-эсперантистов. Кстати, среди украинских писателей доносы в те времена стали ещё одной разновидностью литературного творчества: в частности, с их помощью фантасты Владимир Владко и Юрий Смолич засадили своего коллегу Якова Кальницкого, автора фантастического романа «Ипсилон», на три года лагерей.
В итоге, своим нелицеприятным сотрудничеством с НКВД Владимир Кузьмич выиграл всего лишь шесть лет спокойной жизни. Он продолжал активно писать, издал несколько сборников повестей и рассказов. С 1939 года работал старшим преподавателем кафедры западноевропейской литературы Харьковского государственного университета, входил в художественно-политический совет Харьковского театра оперы и балета. А в свободное время рисовал акварелью и занимался росписью декоративных блюд.
Когда началась война, писатель вместе с коллективом университета был эвакуирован в Алма-Ату. Там он снова вернулся к любимой авиационной теме, работая над сценарием фантастического оборонного кинофильма «Воздушный рейд (На Берлин!)». Киносценарий Владимир Кузьмич закончить не успел. Неминуемое всё же свершилось: в 1942 году Владимир Кузьмич был арестован в Алма-Ате работниками НКВД по чьему-то доносу, как член украинской буржуазной националистической организации. 5 июня 1943 года Особое совещание при НКВД СССР огласило свой тюремный приговор. Крылья, звавшие в полёт, были перебиты, а необъятное голубое небо оказалось в клеточку, сузившись до размеров крошечного тюремного окна. Заключение Владимир Савич Кузьмич отбывал в одной из пересыльных тюрем Казахстана, где и умер от истощения в октябре 1943 года. Писатель был реабилитирован посмертно 20 сентября 1957 года согласно постановлению судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Казахской ССР.
…И вот что любопытно. В наши дни произведения Владимира Кузьмича на Украине практически не переиздаются. И вовсе не потому, что его авиационная фантастика, написанная на грани «ближнего прицела», быстро стала реальностью. Как раз, напротив: по иронии судьбы, она стала ещё фантастичнее. Советская Украина была раньше центром авиационной промышленности. Но с развалом СССР Украина взяла курс на пресловутую «незалёжность», обрывая все интеграционные, промышленные и культурные связи с Россией буквально с мясом. В итоге, авиапром Украины пребывает с 2015 года в перманентном кризисе. Бывшие гиганты авиаиндустрии — ГК «Антонов», Харьковский машиностроительный завод и завод «Маяк», влачат жалкое существование: конструкторские бюро и цеха простаивают без заказов, работники распущены, а президент страны раздаёт хвалебные интервью на фоне недостроенной «Мэрии Украины», что само по себе символично. Как говорится, вот и приземлились.
Нам же остаётся вспомнить, как бравурно все начиналось: с золотого, сияющего в небесах шара стратостата. Этот мемориальный во всех смыслах томик авиационной фантастики Владимира Кузьмича, который вы держите в руках, вернёт вам состояние окрылённости и позволит, благодаря авторской фантазии, вновь достигнуть предельных высот безбрежного воздушного океана.

Автор: Сергей Славгородский
Дата публикации материала: 05.08.2022

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки