На главную
Реклама
Главная » Статьи » Мой город » Память ничем нельзя заменить

Память ничем нельзя заменить

Как бы не складывалась биография Артёма, он навсегда останется городом горняков и шахтёрской славы. Может быть с годами придёт другая слава, но первая так и останется первой, давшей городу жизнь и имя.

Мы регулярно пишем об истории шахт города, их руководителях, бригадирах и рядовых рабочих забоя, а в преддверии Дня шахтёра, который в этом году отмечается 28 августа, эта традиция остаётся незыблемой. На этот раз мы расскажем о супругах Толкачёвых, всю свою трудовую жизнь посвятивших работе на шахте «Озёрная».

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ

Родился в селе Кангауз (Анисимовка) в большой семье. Было у него ещё шесть братьев и сестёр. Отец Михаил Фёдорович строил в Партизанске шахту №20, а затем всю жизнь проработал в ней проходчиком. Мама, Мария Михайловна, при таком количестве детей, была при доме и хозяйстве.

После окончания школы Николай поступил в Партизанское горнопромышленное училище. Выпустившись, год отработал машинистом электровоза на шахте «Подгородненская».  В 1959 году его призвали служить на флот. Четыре года службы на Камчатке, на военных кораблях закалили физически и морально и добавили практических знаний в технике.

— После армии я особенно не раздумывал, куда пойти работать, – рассказал Николай Михайлович. Встретил своих друзей по училищу. Те, кто отслужили раньше, уже работали на шахте. Предложили мне, я согласился. Пошёл на «Подгороденку» машинистом электровоза.

С 1958-го года можно отсчитывать его шахтёрский стаж, хотя сам считает, что основательно закрепился в угольной отрасли в 65-м, став  электрослесарем. И все годы на шахте «Озёрная» — 7-7-бис. В 72-м году он окончил горный техникум в Партизанске. Три года работал мастером на наклонном стволе по ремонту механизмов, после, перейдя в отдел автоматизации, занимался монтажом и наладкой шахтового оборудования. Особое внимание уделялось исправности вентиляции и газовой защиты, так как «Озёрная» была сверхкатегорийная по метану. Работали по ежедневному наряду, что позволяло избежать неожиданностей во время добычи угля. Хотя они были, так как шахта «Озёрная» самая старая из действующих, много оборудования 60-х годов, модернизация не поспевала за его износом.

Иной раз приходилось выезжать Николаю Михайловичу на ремонт по вызову среди ночи. Оборудованию не прикажешь, всё может остановиться в один момент. Тем не менее, каждый специалист делал своё дело хорошо, так как понимал, что от него зависит собственная жизнь и жизнь шахтёров в забое. Но всё же аварии случались и гибли шахтёры. Есть такие трагедии и на памяти Николая Михайловича. До сих пор помнят шахтёры «Озёрной» взрыв метана в феврале 1962 года, когда погибли десять человек.

— Предприятие было большое, оборудования много, – говорит он, – всё предусмотреть невозможно. Многие смерти можно было предотвратить, но это понимали уже после случившегося. Были ситуации, когда шахтёры травмировались от личной неосторожности или чужой беспечности.

У Николая Михайловича 33 года подземного стажа, звание «Почётный шахтёр», полученное в 84-м году. В 94-м году на волне закрытия шахт из-за убыточности, добычу угля на «Озёрной» прекратили, а в 96-м закрыли. Николай Михайлович вышел на пенсию. Он с благодарностью он вспоминает директоров «Озёрной» Геннадия Емельяновича Королёва, Анатолия Фёдоровича Сугакова, Александра Михайловича Зайко, начальника участка Николая Александровича Казанцева, механика участка Николая Степановича Белькевича, своих товарищей по смене.

ТАМАРА ПАВЛОВНА

Родилась в Красноярском крае. В 54-м году родители переехали в Большой Камень, затем в Артём, в район шахты «Амурская. Отец Павел Михайлович Дементьев работал в очистном забое на шахте «Амурская». Мама, Мария Григорьевна, занималась домом и детьми. Кроме Тамары, в семье подрастали братья-близнецы. В 69-м году после окончания школы она пришла работать на шахту «Озёрная» машинисткой. Позже закончила артёмовский индустриально-педагогический техникум, став техником-строителем. Затем её перевели экономистом в плановый отдел, в котором она проработала до закрытия шахты.

— В 94-м «Озёрную» остановили, — рассказывает Тамара Павловна. Меня перевели на «Подгороденку», думали, что шахта ещё поработает. Но не случилось. Через полгода отправили на «Амурскую», затем на «Дальневосточную» и до 2000-го  я работала в комиссии по ликвидации шахт.

За 33 года работы в угольной отрасли Тамара Павловна награждена знаком «Трудовая слава» трёх степеней.

СПОРТСМЕН, ПЕРЕДОВИК

Во времена СССР не было понятия «корпоративный дух». Тогда единство проявлялось в участии в субботниках, совместных поездках на экскурсии, в походах на природу с рыбалкой и ухой. Если, конечно, коллектив правильный и дружный. На таких общественных мероприятиях Михаил и Тамара узнали друг о друге и познакомились. Как ни странно, инициатором знакомства была девушка.

— На него нельзя было не обратить внимания, – говорит Тамара Павловна. Он был спокойный, не курил и не злоупотреблял. Был спортсменом, выступал на разных соревнованиях за шахту. После оказалось, что он грибник, рыбак, охотник и вообще добытчик. И самое главное, он очень хороший человек. Николай был на положительном счету у руководства шахты, его ценили и уважали.

Свадьбу молодые сыграли в 72-м году в общежитии на 9-м километре, в нём же вскоре получили комнату. После им дали маленькую квартиру, затем чуть больше, а к моменту закрытия шахты ещё одну, где они сейчас и живут.

Я спросил у Тамары Павловны, не страшно ей было, когда муж спускался под землю. Ведь это же ежедневный риск здоровьем и, не дай бог, жизнью.

— Когда работаешь на одном предприятии, находишься в курсе происходящего, чувство страха за мужа притупляется, – ответила она. Но всё же волнение появлялось. Тогда я могла позвонить или сбегать в механический цех. Когда что-то случается, в первую очередь, думаешь о своём муже, друзьях, близких людях. Беспокойство появлялось, когда он вовремя не приходил с работы.

ЖИЗНЬ ДЕЛАЕТ СЕМЬЯ

16 сентября Николай Михайлович и Тамара Павловна отметят 50 лет совместной жизни. «Как один день», обычно говорят люди в таких случаях. Да, время пролетело быстро. Хотя есть много, что вспомнить.

— На месте мы не сидели, – говорит Тамара Павловна. Сначала на мотоцикле «Урал» вместе с детьми ездили на дачу в Суражевку, на рыбалку, с палатками с ночёвкой в лес.  В 90-м году Александр Михайлович Зайко выделил нам «Жигули» и жизнь пошла ещё активней. Ведь над головой появилась крыша.

Семья ездила на шахтовом автобусе с коллегами и их детьми в различные места Приморского края. Уже пятьдесят лет как у них держится компания друзей, с которыми проводят время и в трудностях помогают друг другу. Это Константин и Татьяна Юринок, Анатолий и Наталья Фиськовы, Валерий и Елена Харновец, Юрий и Любовь Владимировы, Наталья Черных.

— У нас двое сыновей, – сказала Наталья Павловна после того как речь зашла о детях и внуках. Мы их никогда никому не поручали, старались чтобы они были больше рядом с нами. Выросли они самостоятельными и хозяйственными, как отец.

Старший сын Дмитрий – спортсмен-парашютист, служил в пожарной части, окончил авиационный институт в Иркутске, работал спасателем в аэропорту, сейчас на пенсии, но продолжает работать. У него два сына — Андрей и Павел.

Младший сын Виктор закончил электротехнический факультет политехнического института во Владивостоке, отслужил в армии, сейчас работает в службе безопасности одной известной организации. У него две дочери – Виктория и Мария.

ПРАЗДНИЧНЫЕ КОСТРЫ

Само собой, профессиональный праздник на шахтах отмечали с размахом, но за день до общегородского торжества. Люди собирались в шахтовом клубе, проводилось собрание с подведением итогов и награждением. Праздник продолжался на участках, где уже всё проходило по-семейному. На следующий день многие собирались на городском празднике. Было очень много людей. Праздновали, кто как привык. Кто-то прогуливался, кто-то компанией располагался на траве, кто-то был поглощён развлечением детей. Были музыка, танцы, песни, разные угощения и увеселения. И всегда был большой костёр, который все встречали с ликованием.

— День шахтёра остаётся праздником нашей семьи, – сказала Тамара Павловна. От шахт ничего не осталось, но есть шахтёры, которые помнят свою трудовую молодость. И эту память ничем нельзя заменить.

Автор: Андрей Киш
Дата публикации материала: 26.08.2022

Другие статьи номера

Сколько лет Артёму?
Категория: Мой город, Статьи

Чем выше убыточность, тем дороже полисы ОСАГО в регионе!
Категория: Общество, Статьи

Приморский край «идет на поправку»: в регионе растет количество возбужденных дел по страховому мошенничеству
Категория: Статьи

Профессии, которые восхищают
Категория: Общество, Статьи

Народный театр готовится к новому сезону
Категория: Аншлаг, Статьи

Напоследок – корректировка бюджета
Категория: В городской думе, Статьи

Комфортная среда слагается из малых и больших объектов
Категория: Благоустройство, ЖКХ, Статьи

Способность поддерживать постоянный темп
Категория: Статьи, Физкультпривет

Раиса Ревякина: Я постоянно на работе!
Категория: Статьи, Твои люди, Артем

Породнившиеся семьи с «Приморской»
Категория: Мой город, Статьи

Пик сезона: масштабные ремонты развернулись на трассах Приморья
Категория: Общество, Статьи

Там пахли акации и играл оркестр
Категория: Статьи, Страницы истории

Среда для творческих людей
Категория: Общество, Статьи

 

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтобы оставлять комментарии.

Категории статей

Архив номеров (.pdf)


Прогноз погоды

Полезные ссылки